12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917 Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФ
УРОК
Материал опубликовала
Латыпова Лидия Васильевна1798
Активно занимаюсь научной деятельностью, опубликовано более 50 научных статей, авторские методические рекомендации, учебные пособия с грифом УМО, монографии, к. э.н., доцент кафедры теории и практики управления
Россия, Ханты-Мансийский АО, Сургут
Материал размещён в группе «Внеурочная деятельность»
1

РОЛЬ КЛАСТЕРОВ В ЛОКАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ (научная статья)

Л.В.Латыпова, к.э.н., доцент

Сургутский государственный педагогический университет, Сургут

 

РОЛЬ КЛАСТЕРОВ В ЛОКАЛЬНОЙ ЭКОНОМИКЕ

 

Бурное развитие информационных технологий, рост обрабатываемых и передаваемых данных и в то же время повышение требований к надежности, степени готовности, способности системы продолжать функционировать в случае сбоя одного из ее компонентов и масштабируемости заставляют по-новому взглянуть на уже далеко не молодую технологию кластеризации. Эта технология позволяет создавать довольно гибкие системы, которые будут отвечать всем вышеперечисленным требованиям. Добиться впечатляющих результатов от кластеризации вполне реально, т.к. установка кластера решит абсолютно все проблемы, нужно только четко представлять себе, что это такое, в чем наиболее существенные различия их отдельных разновидностей, а также знать преимущества тех или иных систем — с точки зрения эффективности применения их в нашей жизни.

Экономическая деятельность имеет множество важных измерений, в числе которых одно из ключевых – пространственное. В данном контексте важной характеристикой является неравномерность распределения плотности экономической деятельности на территории. Одной из важнейших в экономической истории форм территориальной концентрации экономической деятельности является кластер.

Представление кластера с применением инструментария новой институциональной экономической теории и с учетом известных описательных характеристик кластера, а также последних разработок в области исследований гибридных форм институциональных соглашений, в первую очередь исследований, выполненных Майклом Портером, Клодом Менаром и другими авторами.

C исследованиями современных кластеров сопряжено обсуждение множества вопросов - не только позитивных, но и нормативных, связанных с построением экономической политики. В этой связи один из фундаментальных тезисов, которые объясняют актуальность кластерной проблематики сводится к следующему: повышение конкурентоспособности на уровне сектора и/или региона может быть достигнуто только усилиями многих компаний, которые, конкурируя друг с другом и/или взаимодействуя друг с другом в рамках вертикальных или конгломератных соглашений, создают локальную бизнес-среду, опираясь на свойства которой выявляют новые возможности использования известных ресурсов и создают новые ресурсы. Именно усилия многих позволяют использовать основные источники повышения конкурентоспособности в рамках кластеров –общие ресурсы, общие навыки.

Кластер – популярный термин, который применительно к экономике ассоциируют с конкурентоспособностью и государственной (в первую очередь – промышленной) политикой, а также инновациями, высокими технологиями. Вместе с тем на данный момент существует явный дефицит в понимании, каким образом кластер вписывается во множество форм экономической организации, которые являются объектами экономического анализа и которые связаны с решением задачи инновационного развития экономики [2].

Кроме того, несмотря на довольно высокую степень эмпирической очевидности, определение аналитических границ кластера также оказывается непростой задачей. Не случайно до сих пор не существует единой, синтетической теории кластеров. Между тем объявление кластера объектом государственной политики в целях повышения конкурентоспособности отрасли (группы отраслей) и/или региона должно опираться пусть не на идеальное, но все же операциональное понимание, что такое кластер не в сингулярном, а дескриптивном варианте его определения. Такое определение позволит ответить и на вопросы, в какой форме и как развивается кластер, не смешивая его с технопарком, особой экономической зоной, промышленным районом и т.п.

Данный подход позволит избежать двух ошибок: обнаружение кластера там, где его на самом деле нет и игнорирование уже сложившегося кластера, что может привести к некорректным решениям в рамках проведения конкурентной и промышленной политики. И в том, и в другом случае возникают упущенные выгоды.

Кластеры являются одной из разновидностей гибридных институциональных соглашений, существующих как правило в формате сети двусторонних и многосторонних контрактов между компаниями, которые в силу пространственного расположения и отраслевой принадлежности с большей вероятностью вступают в повторяющиеся экономические обмены, чем компании из несвязанных отраслей на значительном пространственном (в экономическом смысле) удалении друг от друга [4].

Однако при такой постановке вопроса принципиально важным является объяснение значимости фактора специфичности ресурсов с указанием, какая именно разновидность специфичности доминирует в рамках того или иного кластера.

В частности, М. Портер [5] подчеркивает:

В глобальной экономике с ее быстрым транспортированием, высокой скоростью передачи информации и доступностью рынков, можно было ожидать уменьшения важности местоположения. Устойчивые конкурентные преимущества в глобальной экономике часто сильно локализованы и возникают благодаря концентрации высокоспециализированной квалификации и знаний, институтов, конкуренции, бизнеса и требовательных потребителей.

Именно М. Портер в последнее десятилетие стал одним из наиболее известных популяризаторов важности локальной экономики. Используемое им понятие «промышленный (отраслевой) кластер» (industrial cluster) стало стандартной теоретической концепцией и одновременно инструментом экономической политики для академических кругов, международных организаций (OECD, World Bank) и cluster в переводе с английского:

 1) кисть, гроздь;

 2) пучок, связка;

3) группа, скопление (однородных предметов и т. п.).

Несмотря на заданный М.Портером импульс распространении концепции кластеров, не все ученые ее принимают в интерпретации М.Портера, многие обоснованно критикуют.

Действительно компании кластера конкурируют за ресурсы, в первую очередь за квалифицированную рабочую силу, обладающую особыми навыками и знаниями, которая может быть использована эффективно в нескольких компаниях, что в свою очередь требует выработки определенных стандартов в кадровой политике, чтобы конкуренция за ресурсы не заканчивалась банальной ценовой войной (только в отличие от рынка продукта – войной на повышение), охотой за головами, подрывающей финансовые ресурсы компаний.

Другой аспект, который может быть существенным, связан с наличием ресурсов, обладающих специфичностью по местоположению, в том числе отношениями с региональными и местными властями, которые могут создавать благоприятные условия для развития кластера или, наоборот, препятствовать его развитию в зависимости от стимулов, обусловленных состоянием институциональной среды (в том числе степенью решенности вопроса о несовмещении власти и бизнеса). Данный аспект имеет значение в контексте так называемой конкуренции по местоположению [1].

Компании кластера могут эксплуатировать так называемую внешнюю экономию, когда издержки производства на данной территории оказываются ниже, чем на сопряженных территориях в результате возможностей экономии на масштабе, специализации, и конечно же в результате более интенсивного потока нововведений – не только технологических и продуктовых, но и организационных, что предполагает наличие достаточно сильных стимулов к экспериментированию. Скорее всего, именно в кластерах можно наблюдать более интенсивный поток кумулятивных нововведений, чем за их пределами.

Ответом, на такой вопрос, как: «каким образом в конструкцию многосторонних отношений между компаниями в связанных отраслях вписываются две категории организаций – региональные и местные органы власти (органы самоуправления) и организация, генерирующие новые знания, в первую очередь образовательно-научные учреждения?», исследователи кластеров отмечают их значительное разнообразие, что дает основание сомневаться в возможности широкого использования в бизнес-практике и в практике принятие решений на уровне государственного управления решений в отношении развития кластеров или поддержки кластерных инициатив принципа репрезентативного кластера, построенного на описании общих характеристик, которые являются необходимыми, но недостаточными. Достаточность обеспечивается «привязкой на местности», а последняя в свою очередь предполагает установление специфики кластера в ряду квалификационных [3].

Вот почему самостоятельным является вопрос о вариантах типологии кластеров.

На современном этапе развития основную роль в обеспечении устойчивой  конкурентоспособности национальной экономики будет играть именно кластерная политика развития. Формирование и развитие региональных кластеров оценивается как важное конкурентное преимущество современной экономики, обеспечивающее реальный синергетический эффект, как основа регионализма в глобальной экономике. В соответствии с выводами М. Портера о конкурентных преимуществах, кластеры отражают тенденцию к интеграции и обобществлению экономики.

Те регионы, в которых складываются и функционируют кластеры, становятся лидерами экономического развития [6].

Делая ставку на кластерное развитие, необходимо учитывать такие  побочные явления, как [7]:

- возможность эффекта блокировки компаний, т. е. не исключено, что одиночные компании будут более конкурентоспособными по сравнению с кластерными;

- угроза гиперспециализации кластера;

- излишняя «брендизация» кластера.

Главная особенность кластерной политики, направленной на развитие кластеров в регионе либо стране, заключается  в том, что она является не дополнительным инструментом государственного управления, а скорее новым подходом  к использованию имеющегося инструментария. Проблема развития кластеров заключается не в недостатке новых оригинальных мероприятий, а в том, что существующие инструменты не эффективны [4].

Кластерный подход позволяет систематизировать усилия государства  (в лице федеральных министерств и ведомств, с одной стороны, а так же федеральных и региональных органов власти, с другой) по выделению нового объекта управления – кластера.

В итоге можно сделать вывод, что:

1. Кластеры обладают взаимодополняющими характеристиками, к которым принадлежат пространственная локализованность; принадлежность компаний к технологически взаимосвязанным отраслям; наличие тесных взаимосвязей не только в технологическом плане, но и на уровне соглашений, что шире имеющих юридическую силу контрактов; сохранение конкуренции между предприятиями.

2. Кластеры поддаются объяснению в терминах новой институциональной экономической теории, если их рассматривать как особую форму гибридных институциональных соглашений

3. Существует множество классифицирующих признаков, которые позволяют не только отличать один кластер от другого, но оценивать ретроспективно и перспективно взаимосвязь траектории развития кластера с мерами экономической политики.

 

Список цитируемых источников

 

1. Кругман П. Международная экономика. 5–е изд. / П. Кругман, М. Обстфельд. – СПб.: Питер, 2003. – 832 с.

2. Маршалл А. Принципы экономической науки, т. І—ІІІ. Пер. с англ./ А. Маршалл.  – М.:

Издательская группа «Прогресс», 2009.  -   231 с.

3. Нельсон Р., Эволюционная теория экономических изменений / Пер. с англ. / Р. Нельсон, С. Уинтер.  – М.: Дело, 2012. – 536 с.

4. Инновационная экономика. 2-е изд., исправл. и дополн. – М.: Наука, 2009. –352 с.

5. Портер М. Конкуренция / Пер. с англ. / М. Портер – М.: Изд. дом «Вильямс», 2000. – 495 с.

6. Кудрявцева О.В. Доминирование кластеров в экономике // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. – 2009. - № 11. -С.149-151.

7. Горетов И.Н. Роль специализации в региональном кластерном развитии // Актуальные проблемы гуманитарных и естественных наук. –2009. - № 5. - С.105-108.

Опубликовано в группе «Внеурочная деятельность»

Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.