12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовал
Фомченко Елена Сергеевна194
Учитель изобразительного искусства, МХК, Искусства. 28 лет педагогического стажа.
Россия, Ростовская обл.

Народная художественная культура Донского края (Устное народное творчество)

Народная художественная культура Донского края (Устное народное творчество) Презентация по ОДНКНР. 7 класс. Автор: учитель Фомченко Елена Сергеевна.

Культура Донского края по своей природе уникальна и многогранна. Из поколения в поколение народ бережно передавал культурные традиции, накопленные в течение столетий. Большое место в донской культуре принадлежит фольклору, обрядам, обычаям. Произведения устного народного творчества - сказки, былины, духовные стихи, загадки, пословицы, поговорки, песни и многие другие его виды - составляют сокровищницу культуры.

Казак - это устойчивое понятие русского фольклора, которое связывалось с былинными богатырями. Первыми казаками были Илья Муромец (матёрый казак), Алёша Попович, Добрыня Никитич (Дончак). Первоначально слово казак употреблялось в смысле «храбрец, лихач». Однако в песнях конца XVIII-XIX вв. оно неразрывно связывается с понятием «донцы», появляются различные его оттенки: «казаки лихие», «храбрые казаки», «донцы природные, на все пригодные».

Эпицентром казачьих переживаний являлась река Дон. Это очень сложный, динамичный фольклорный образ. В ранней традиции Дон выступал как мифический прародитель, а в более поздней - как путь-дорога, раздвигающая границы. Дон - своего рода «земля-вода» казака. Для казачества символ родины - это вовсе не земля, как для "обычных людей". Символ родины и символ свободы слились для него в одном образе - это река. Река их кормила, защищала, была домом и дорогой. И еще один постоянный символ - корабль, плывущий по реке. Корабль как родина.

Именно река вошла и в песни донских казаков как образ Родины. Река Дон была колыбелью казачества, их духовной опорой, кормилицей и поилицей. Дону казаки поверяли свои сокровенные, сердечные думы, радость и горе. Песни казаков о Доне исполнены красоты, силы, благородства и подчёркнутого ритма. Запев многих песен начинался со слов, посвященных Дону. Например: «Ой, да ты кормилец, Дон, наш батюшка. Православный тихий Дон Иванович! Про тебя лежит слава добрая. Слава добрая, речь хорошая»

Значительное внимание казаки уделяли жанру военно-бытовых песен. Казачьи песни о войне - это рассказ очевидца. Они описывают происходящие события с исторической точностью, но вплетая в него великое множество тончайших деталей, рассуждений, умозаключений, которые делают этот рассказ необычайно ярким, выразительным и увлекательным.

Обряды у казаков всегда сопровождаются песнями. Календарные и свадебные обряды, как и закрепленные за ними фольклорные жанры, существуют сегодня в сокращенном виде. Календарные представлены зимними песнями обхода дворов и весенними хороводами.

Зимние святочные песни известны в трех разновидностях: колядки с христианскими сюжетами (Северский Донец и правобережные хутора станицы Мигулинской), детские колядки «Скакал, скакал козлик». С начальным рефренным возгласом «Ой, калёда!» (Северский Донец и Дон у его устья, Хопер); песни с припевом «Щедрый вечер» «(щедровки») западных славянских традиций (Северский Донец, нижнее и среднее течение Дона). Игровые хороводы представлены общеславянскими разновидностями: «Просо», «На горе мак», «Дрема» , и русскими «Плетень», «Ходит барин кругом карагода». Локальное распространение имеют «Олень», «Шла утица по бережку», «Грушица», «Черный баран», «Кострома» (верхнедонские станицы и хутора), «У перепелки головка болит», «Царь22 да по городу гуляет» (среднедонские). Преимущественно на Северском Донце зафиксированы «Конопля», «Краповое колесо».

Свадебный обряд в духовной культуре донского казачества занимает, пожалуй, центральное положение как по сохранности элементов, так и по объему обрядово-ритуальных действий, состояний, речевых и фольклорных текстов, атрибутов, предметов, действующих лиц и словаря. Как и в любой другой этнической культуре, свадьба на Дону имеет свои хронотопные особенности, продолжая одновременно с ними определённую традицию, точнее, возвращаясь к ней в ходе своей эволюции.

Аграрно-календарные праздники (святки, масленица и другие) составляют важную часть всей праздничной обрядности, в них отразились следы дохристианских верований. В праздничных обрядовых играх прослеживается влияние контактов с тюркскими народами. Календарные обряды представлены в донском казачьем фольклоре зимними песнями обхода дворов и весенними хороводами.

Ещё одной разновидностью казачьего устного творчества являются сказки-былички, их рассказывает как бы «очевидец» («самовидец»). Посвящены они действительно существовавшим героям, но строятся по правилам сказочного повествования. Любимыми героями сказок являются Степан Тимофеевич Разин и Матвей Иванович Платов. Они и на волшебных шалях плавают, и по воздуху летают, и становятся невидимым. Однако в сказке-быличке легко рассмотреть подлинные события, причём иногда в таких достоверных исторических подробностях, которые, скорее, напоминают документ. В сказке изображаются вымышленные события и лица, однако, многие герои точно передают типологические черты казачьего характера. Сказка тесно связана с фольклорно-мифологическими корнями этнического самосознания.

Особую группу эпоса составляют скоморошины («камарошные»), представленные классическими сюжетами - «Дурней», и вариантами «Птичьей свадьбы». Они фиксировались как в сказовой форме, так и в сочетающей прозаическое повествование, пение и говорной стих, пантомиму. Они входят и в мужской и в женский репертуар. Но более типичны для донской традиции песни-небылицы: «На дубу свинья гнездышко свила», «Как донские казаки рыболовнички», «А мы ноня гуляли», «Как кума то к куме в решете приплыла», «Как сидел комар на дубочку» и др. Записана и песня о скоморохах - «Ой, шли веселые, разговаривали». В небылицах игра формой используется как художественный прием, поэтому вполне логично предположить их профессиональное (скоморошье) происхождение. По стилевому воплощению этой группе близки бытующие в песенной форме сюжеты демократической сатиры XVII в. (например, «Фома и Ерема»).

Женские приуроченные песни не столь оригинальны как мужские и в основном повторяют соответствующие жанровые типы русской традиции (юго-западной, центрально-русской и северной). В колыбельных, причитаниях об умерших, свадебных песнях лишь иногда обнаруживается влияние мужской воинской культуры, проявляющееся во включении сюжетно-поэтических мотивов и синтаксических формул мужского фольклора, использовании местно-характерных песенных интонационных стереотипов. Семейно-обрядовые жанры одиночной исполнительской традиции представлены колыбельными, потешками, относимыми к материнскому фольклору, и причитаниями об умерших. Для первых типичен корпус текстов и напевов, известных на значительной территории. Если записи колыбельных и потешек нашли отражение в публикациях последних лет 25, то причитания пока еще остаются в экспедиционных коллекциях.