12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовала
Малиновская Валентина Олеговна2149
Россия, Алтайский край

Презентация «Отечественная литература (конец 80х)»

Презентация на тему: «Отечественная литература (конец 80х)» Выполнила: Малиновская Валентина Олеговна

Литературный процесс не может изучаться вне контекста эпохи. И писатели, непосредственно откликающиеся на глубинные явления современной жизни, и писатели, старающиеся подчеркнуть свою отрешенность от нее, – и те, и другие не могут оказаться вне ее воздействия. «Я верую, – писал А. Блок, – что мы не только имеем право, но и обязаны считать поэта связанным с его временем».

   Русская прогрессивная литература всегда тяготела к освободительному движению, к передовым социальным воззрениям своего времени. Одни литераторы выражали это в открытой форме, у других эта связь уходила вглубь, но тем не менее затаенный свет ее продолжал падать на изображаемое, высветляя определенные черты, определенные образы.    В предшествующих томах «Истории русской литературы» были показаны такие связи и их взаимообусловленность. Столь же тесная, но более сложная и противоречивая связь между общественным и художественным движением характерна для конца XIX – начала XX в., когда Россия вступила в период войн и революций.

Вторая революционная ситуация, возникшая в конце 1870-х гг., завершилась 1 марта 1881 г. убийством Александра II. «Второй раз, после освобождения крестьян, – писал В. И. Ленин, – волна революционного прибоя была отбита, и либеральное движение вслед за этим и вследствие этого второй раз сменилось реакцией…»   Реакция наложила характерный отпечаток на всю духовную жизнь 80-х гг., вызвав кризис идей, волну отчаяния и пессимизма, перерождение недавних оппозиционеров в либеральных постепеновцев. Но 80-е гг. были не только периодом разгрома революционного народничества, не только годами общественной депрессии, но и временем поисков новой революционной теории, новых методов борьбы за социальное переустройство жизни. В 1883 г. Г. В. Плеханов организует первую марксистскую группу «Освобождение труда».

С начала 90-х гг. марксисты ведут уже планомерную борьбу с народническими воззрениями об особом пути России. Таким образом, несмотря на правительственный гнет и жестокое подавление свободолюбивой мысли, 80-е гг. стали временем, завершившим второй, разночинский, период освободительной борьбы и подготавливающим почву для нового этапа русского революционного движения. В 1895 г. возникает ленинский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Россия вступает в новый, пролетарский период своего развития. С начала 90-х гг. марксисты ведут уже планомерную борьбу с народническими воззрениями об особом пути России. Таким образом, несмотря на правительственный гнет и жестокое подавление свободолюбивой мысли, 80-е гг. стали временем, завершившим второй, разночинский, период освободительной борьбы и подготавливающим почву для нового этапа русского революционного движения. В 1895 г. возникает ленинский «Союз борьбы за освобождение рабочего класса». Россия вступает в новый, пролетарский период своего развития.

   Литература 80-х гг., в свою очередь, представляла в истории русского реализма переходный период. Это не только литература, запечатлевшая спад прогрессивных общественных настроений и вырождение их в «теорию малых дел», не только литература, в которой происходило завершение пути крупнейших русских писателей, но и литература, в которой было проявлено новое миропонимание и новые принципы реализма, получившие плодотворное развитие в последующие десятилетия. В эти же годы на волне разочарования в старых идеалах возникает особое литературное явление – русское декадентство.    «Эпоха безвременья», сменившая историю революционного народничества и вместе с тем открывшая новую страницу в истории русской революционной мысли, помогает глубже понять особенности литературного развития рубежа веков. В 80-е гг. утверждают себя как писатели А. Чехов и В. Короленко, в этот же период происходит перелом в мировоззрении Л. Толстого. Эпохой 80-х гг. мы и открываем том, посвященный литературе третьего этапа русского освободительного движения.    Литература 80-х гг., в свою очередь, представляла в истории русского реализма переходный период. Это не только литература, запечатлевшая спад прогрессивных общественных настроений и вырождение их в «теорию малых дел», не только литература, в которой происходило завершение пути крупнейших русских писателей, но и литература, в которой было проявлено новое миропонимание и новые принципы реализма, получившие плодотворное развитие в последующие десятилетия. В эти же годы на волне разочарования в старых идеалах возникает особое литературное явление – русское декадентство.    «Эпоха безвременья», сменившая историю революционного народничества и вместе с тем открывшая новую страницу в истории русской революционной мысли, помогает глубже понять особенности литературного развития рубежа веков. В 80-е гг. утверждают себя как писатели А. Чехов и В. Короленко, в этот же период происходит перелом в мировоззрении Л. Толстого. Эпохой 80-х гг. мы и открываем том, посвященный литературе третьего этапа русского освободительного движения.

Как и в предшествующих томах «Истории русской литературы», периодизация литературного процесса в данном томе соотносится с периодизацией исторического развития России. Разумеется, нельзя забывать при этом, что периодизацию литературных явлений невозможно рассматривать догматически, что установление границ отдельных периодов не может строиться строго по календарю. Так, например, весьма трудно провести разделительную черту между 90-ми гг. и первыми годами начала нового века. Что считать рубежом: знаменательное появление в одном и том же 1899 г. романов «Воскресение» и «Фома Гордеев» или же вдохновенную «Песню о Буревестнике», возвестившую в 1901 г. о близости революции? И так ли справедливо отъединять ее от «Песни о Соколе», которая овеяна той же революционной романтикой? В пределах отдельных периодов нередко возникают явления, более отчетливо проявляющиеся в дальнейшем, в то же время в них все еще продолжают развиваться явления предшествующего десятилетия. Как и в предшествующих томах «Истории русской литературы», периодизация литературного процесса в данном томе соотносится с периодизацией исторического развития России. Разумеется, нельзя забывать при этом, что периодизацию литературных явлений невозможно рассматривать догматически, что установление границ отдельных периодов не может строиться строго по календарю. Так, например, весьма трудно провести разделительную черту между 90-ми гг. и первыми годами начала нового века. Что считать рубежом: знаменательное появление в одном и том же 1899 г. романов «Воскресение» и «Фома Гордеев» или же вдохновенную «Песню о Буревестнике», возвестившую в 1901 г. о близости революции? И так ли справедливо отъединять ее от «Песни о Соколе», которая овеяна той же революционной романтикой? В пределах отдельных периодов нередко возникают явления, более отчетливо проявляющиеся в дальнейшем, в то же время в них все еще продолжают развиваться явления предшествующего десятилетия.

На развитие общественной мысли и литературы начала XIX в. огромное влияние оказало освоение идей Великой французской революции. Развитие литературы и искусства нового рубежа веков проходит под могучим воздействием ожидания, а затем свершения первой русской революции, которая выдвинула перед всеми мыслящими людьми вопрос о необходимости изменения социально-политического строя страны. На развитие общественной мысли и литературы начала XIX в. огромное влияние оказало освоение идей Великой французской революции. Развитие литературы и искусства нового рубежа веков проходит под могучим воздействием ожидания, а затем свершения первой русской революции, которая выдвинула перед всеми мыслящими людьми вопрос о необходимости изменения социально-политического строя страны.

   В той или иной мере, в прямом или завуалированном виде в своем творчестве, в письмах и дневниках, в страстных спорах деятели искусства и литературы покажут, что основным вопросом, волнующим их художественное сознание, был именно этот властно и остро поставленный историей вопрос о новом пути России, о ее будущем. Вопрос этот владел и теми, кто принимал революцию, и теми, кто выступал против нее.

Нравственные проблемы современной русской прозы.

Вторая половина пятидесятых — начало шестидесятых получила название «оттепели», по одноименной повести И.Эренбурга. Образ оттепели как символ времени был, как говорится, на уме у многих, не случайно почти одновременно с повестью И.Эренбурга, даже несколько раньше, стихотворение Н.Заболоцкого с таким же названием было опубликовано в «Новом мире». Связано это с тем,что в стране после смерти Сталина (1953 г.) и особенно после XX съезда КПСС (1956 г.) несколько ослаблены жесткие рамки политической цензуры применительно к художественным произведениям, и в печати появились произведения, более правдиво отражающие жестокое и противоречивое прошлое и настоящее Отечества. В первую очередь пересмотру и переоценке во многом были подвергнуты такие проблемы, как изображение Великой Отечественной войны и состояние и судьба русской деревни. Временна?я дистанция, благотворные перемены в жизни общества создавали возможность для аналитического размышления о путях развития и историческихсудьбах России в XX веке. Вторая половина пятидесятых — начало шестидесятых получила название «оттепели», по одноименной повести И.Эренбурга. Образ оттепели как символ времени был, как говорится, на уме у многих, не случайно почти одновременно с повестью И.Эренбурга, даже несколько раньше, стихотворение Н.Заболоцкого с таким же названием было опубликовано в «Новом мире». Связано это с тем,что в стране после смерти Сталина (1953 г.) и особенно после XX съезда КПСС (1956 г.) несколько ослаблены жесткие рамки политической цензуры применительно к художественным произведениям, и в печати появились произведения, более правдиво отражающие жестокое и противоречивое прошлое и настоящее Отечества. В первую очередь пересмотру и переоценке во многом были подвергнуты такие проблемы, как изображение Великой Отечественной войны и состояние и судьба русской деревни. Временна?я дистанция, благотворные перемены в жизни общества создавали возможность для аналитического размышления о путях развития и историческихсудьбах России в XX веке.

Рождалась новая военная проза, связанная с именами К.Симонова, Ю.Бондарева, Г.Бакланова, В.Быкова, В.Астафьева, В.Богомолова. К ним присоединилась набирающая силу тема сталинских репрессий. Зачастую эти темы переплетались воедино, образуя сплав, будоражащий умы общественности, активизирующий положение литературы в обществе. Это «Живые и мертвые» К.Симонова, «Битва в пути» Г.Николаевой, «Один день Ивана Денисовича» А.Солженицына, «Тишина» и «Последние залпы» Ю.Бондарева, «Привычное дело» В.Белова, «Ухабы» и «Ненастье» В.Тендрякова. Период «бесконфликтности» был отвергнут без сожалений. Литература возвращалась к прекрасным традициям классики, выдвигая «трудные вопросы» жизни, укрупняя и заостряя их в произведениях разных стилей и жанров. Все эти произведения в той или иной мере отмечены одним общим качеством: сюжет, как правило, строится на том, что вмешательство власти в судьбы героев приводит к драматическим, а порой и трагическим последствиям. Если в предыдущий период, отмеченный«бесконфликтностью», утверждалось единство власти и народа,партии и общества, то теперь намечается проблема противостояния власти и личности, давление на личность, унижение ее. Причем личностью осознают себя герои самых различных социальныхгрупп, от военачальников и директоров производства («Живые и мертвые», «Битва в пути»), до малограмотного крестьянина (Б.Можаев «Из жизни Федора Кузькина»). Рождалась новая военная проза, связанная с именами К.Симонова, Ю.Бондарева, Г.Бакланова, В.Быкова, В.Астафьева, В.Богомолова. К ним присоединилась набирающая силу тема сталинских репрессий. Зачастую эти темы переплетались воедино, образуя сплав, будоражащий умы общественности, активизирующий положение литературы в обществе. Это «Живые и мертвые» К.Симонова, «Битва в пути» Г.Николаевой, «Один день Ивана Денисовича» А.Солженицына, «Тишина» и «Последние залпы» Ю.Бондарева, «Привычное дело» В.Белова, «Ухабы» и «Ненастье» В.Тендрякова. Период «бесконфликтности» был отвергнут без сожалений. Литература возвращалась к прекрасным традициям классики, выдвигая «трудные вопросы» жизни, укрупняя и заостряя их в произведениях разных стилей и жанров. Все эти произведения в той или иной мере отмечены одним общим качеством: сюжет, как правило, строится на том, что вмешательство власти в судьбы героев приводит к драматическим, а порой и трагическим последствиям. Если в предыдущий период, отмеченный«бесконфликтностью», утверждалось единство власти и народа,партии и общества, то теперь намечается проблема противостояния власти и личности, давление на личность, унижение ее. Причем личностью осознают себя герои самых различных социальныхгрупп, от военачальников и директоров производства («Живые и мертвые», «Битва в пути»), до малограмотного крестьянина (Б.Можаев «Из жизни Федора Кузькина»).

К концу 60х годов цензура вновь ужесточается, знаменуя начало «застоя», как было названо это время пятнадцать лет спустя, на новом витке исторической спирали. Первыми под прицел критики попадают А.Солженицын, некоторые писатели деревенщики (В.Белов, Б.Можаев), представители так называемого «молодежного» направления прозы (В.Аксенов, А.Гладилин, А.Кузнецов), вынужденные позднее эмигрировать, чтобы сохранить творческую свободу,а порой и политическую, о чем свидетельствуют ссылки А.Солженицына, И.Бродского, гонения на А.Твардовского как главного редактора «Нового мира», публиковавшего наиболее острые произведения тех лет. В 1970е годы происходит, правда, слабая, попытка реабилитировать последствия «культа личности» Сталина, особенно роль его как Главнокомандующего в период Великой Отечественной войны. Литература снова, как и в 20–40е гг., распадается на два потока — официальную, «секретарскую» (то есть писателей, которые занимали высокие должности в Союзе советских писателей), и «самиздатовскую», распространявшую произведения либо вообще не публиковавшиеся, либо опубликованные за рубежом. К концу 60х годов цензура вновь ужесточается, знаменуя начало «застоя», как было названо это время пятнадцать лет спустя, на новом витке исторической спирали. Первыми под прицел критики попадают А.Солженицын, некоторые писатели деревенщики (В.Белов, Б.Можаев), представители так называемого «молодежного» направления прозы (В.Аксенов, А.Гладилин, А.Кузнецов), вынужденные позднее эмигрировать, чтобы сохранить творческую свободу,а порой и политическую, о чем свидетельствуют ссылки А.Солженицына, И.Бродского, гонения на А.Твардовского как главного редактора «Нового мира», публиковавшего наиболее острые произведения тех лет. В 1970е годы происходит, правда, слабая, попытка реабилитировать последствия «культа личности» Сталина, особенно роль его как Главнокомандующего в период Великой Отечественной войны. Литература снова, как и в 20–40е гг., распадается на два потока — официальную, «секретарскую» (то есть писателей, которые занимали высокие должности в Союзе советских писателей), и «самиздатовскую», распространявшую произведения либо вообще не публиковавшиеся, либо опубликованные за рубежом.

Через «самиздат» прошли роман Б.Пастернака «Доктор Живаго»,«Архипелаг Гулаг» и «Раковый корпус» А.Солженицына, стихи И.Бродского, публицистические заметки В.Солоухина «Читая Ленина», «Москва — Петушки» В.Ерофеева и целый ряд других произведений, опубликованных в конце 80 — начале 90х годов и продолжающих публиковаться и поныне... И тем не менее, живая, искренняя, талантливая литература продолжает существовать, даже несмотря на ужесточение цензуры. В 1970-е годы активизируется так называемая «деревенская проза»,выходя на первый план по глубине проблематики, яркости конфликтов, выразительности и точности языка, при отсутствии особых стилистических и сюжетных «изысков». Через «самиздат» прошли роман Б.Пастернака «Доктор Живаго»,«Архипелаг Гулаг» и «Раковый корпус» А.Солженицына, стихи И.Бродского, публицистические заметки В.Солоухина «Читая Ленина», «Москва — Петушки» В.Ерофеева и целый ряд других произведений, опубликованных в конце 80 — начале 90х годов и продолжающих публиковаться и поныне... И тем не менее, живая, искренняя, талантливая литература продолжает существовать, даже несмотря на ужесточение цензуры. В 1970-е годы активизируется так называемая «деревенская проза»,выходя на первый план по глубине проблематики, яркости конфликтов, выразительности и точности языка, при отсутствии особых стилистических и сюжетных «изысков».

Писатели деревенщики нового поколения (В.Распутин, В.Шукшин, Б.Можаев, С.Залыгин), переходят от социальных проблем русской деревни к проблемам философским, нравственным, онтологическим. Решается проблема воссоздания русского национального характера на переломе эпох,проблема взаимоотношения природы и цивилизации, проблема добра и зла, сиюминутного и вечного. Несмотря на то, что в этих произведениях острые политические проблемы, будоражащие общество, впрямую не затрагивались, они тем не менее производили впечатление оппозиционных; дискуссии о «деревенской» прозе,прошедшие на страницах «Литературной газеты» и журнала «Литературная учеба» в начале 80х годов, буквально раскололи критику на «почвенников» и «западников», как сто лет назад. К сожалению, последнее десятилетие не отмечено появлением столь же значительных произведений, как в предыдущие годы, но оно навсегда войдет в историю отечественной литературы небывалым обилием публикаций произведений, по цензурным соображениям не опубликованным ранее, начиная с 20х годов, когда русская проза по сути и разделилась на два потока. Новый период русской литературы проходит под знаком бесцензурности и слияния русской литературы в единый поток, вне зависимости от того, где живет и где жил писатель, каковы его политические пристрастия и какова судьба. Писатели деревенщики нового поколения (В.Распутин, В.Шукшин, Б.Можаев, С.Залыгин), переходят от социальных проблем русской деревни к проблемам философским, нравственным, онтологическим. Решается проблема воссоздания русского национального характера на переломе эпох,проблема взаимоотношения природы и цивилизации, проблема добра и зла, сиюминутного и вечного. Несмотря на то, что в этих произведениях острые политические проблемы, будоражащие общество, впрямую не затрагивались, они тем не менее производили впечатление оппозиционных; дискуссии о «деревенской» прозе,прошедшие на страницах «Литературной газеты» и журнала «Литературная учеба» в начале 80х годов, буквально раскололи критику на «почвенников» и «западников», как сто лет назад. К сожалению, последнее десятилетие не отмечено появлением столь же значительных произведений, как в предыдущие годы, но оно навсегда войдет в историю отечественной литературы небывалым обилием публикаций произведений, по цензурным соображениям не опубликованным ранее, начиная с 20х годов, когда русская проза по сути и разделилась на два потока. Новый период русской литературы проходит под знаком бесцензурности и слияния русской литературы в единый поток, вне зависимости от того, где живет и где жил писатель, каковы его политические пристрастия и какова судьба.

Опубликованы доселе неизвестные произведения А.Платонова «Котлован», «Ювенильное море», «Чевенгур», «Счастливая Москва», Е.Замятина «Мы», А.Ахматовой «Реквием», печатаются произведения В.Набокова и М.Алданова, возвращаются в русскую литературу писателиэмигранты последней волны (70х–80х г.): С.Довлатов, Э.Лимонов, В.Максимов, В.Синявский, И.Бродский; появляется возможность не понаслышке оценить произведения русского «андеграунда»: «куртуазных маньеристов», Валерия Попова, В.Ерофеева,Вик.Ерофеева, В.Коркия и др. Подводя итоги данному периоду развития русской литературы, можно сделать вывод, что самым ярким достижением ее было творчество так называемых «писателейдеревенщиков», сумевших на материале жизни русского крестьянства в XX веке поставить глубокие нравственные, социальные, исторические и философские проблемы.В романах и повестях С.Залыгина, В.Белова, Б.Можаева показано, как начинался процесс раскрестьянивания, глубоко затронувший не только экономику страны, но и ее духовную, нравственнуюоснову. К чему все это привело, красноречиво свидетельствуютповести Ф.Абрамова и В.Распутина, рассказы В.Шукшина и др. Опубликованы доселе неизвестные произведения А.Платонова «Котлован», «Ювенильное море», «Чевенгур», «Счастливая Москва», Е.Замятина «Мы», А.Ахматовой «Реквием», печатаются произведения В.Набокова и М.Алданова, возвращаются в русскую литературу писателиэмигранты последней волны (70х–80х г.): С.Довлатов, Э.Лимонов, В.Максимов, В.Синявский, И.Бродский; появляется возможность не понаслышке оценить произведения русского «андеграунда»: «куртуазных маньеристов», Валерия Попова, В.Ерофеева,Вик.Ерофеева, В.Коркия и др. Подводя итоги данному периоду развития русской литературы, можно сделать вывод, что самым ярким достижением ее было творчество так называемых «писателейдеревенщиков», сумевших на материале жизни русского крестьянства в XX веке поставить глубокие нравственные, социальные, исторические и философские проблемы.В романах и повестях С.Залыгина, В.Белова, Б.Можаева показано, как начинался процесс раскрестьянивания, глубоко затронувший не только экономику страны, но и ее духовную, нравственнуюоснову. К чему все это привело, красноречиво свидетельствуютповести Ф.Абрамова и В.Распутина, рассказы В.Шукшина и др.

Список литературы Большакова А. Ю. Литературный процесс сегодня: pro et contra (статья первая) // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». — 2010. — № 5 —Филология. Большакова А. Ю. Русская литература на рубеже XX–XXI веков: новые приоритеты (статья вторая) // Информационный гуманитарный портал «Знание. Понимание. Умение». — 2011. — № 3 (май — июнь). Луков В. А. Основные особенности русской литературы // Электронный журнал «Знание. Понимание. Умение». — 2008. — № 5 — Филология. Русская классика Современная русская литература. Монологи. Диологи. Лица. Два документальных фильма, производства РТР. Цикл документальных программ о русской философии и литературе. Ужанков А. Н. Стадиальное развитие русской литературы XI — первой трети XVIII в. теория литературных формаций //Древняя Русь. Вопросы медиевистики. 2007. № 2 (28). С. 66-80. v.-predvaritelnie-zamechaniya.html Усачев А. С. О «специализации» русских писателей XVI в.: предварительные замечания // Русь, Россия: Средневековье и Новое время: Вторые чтения памяти академика РАН Л. В. Милова: материалы к международной научной конференции, Москва, 17–19 нояб. 2011 г. М., 2011. С. 63–70. Д. С. Мирский ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ С древнейших времён до 1925 года Перевод с английского Р. Зерновой — Overseas Publications Interchange Ltd London 1992 http://www.fplib.ru/id/russian/