12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовал
Евгения Георгиевна1916
Россия, Оренбургская обл., ДОМБАРОВСКИЙ РАЙОН

Презентация для подготовки к ОГЭ «Учимся писать сжатое изложение»

Учимся писать сжатое изложение Куприн (по очерку Б.Д.Челдышева «В поисках пропавших рукописей»)

Способы сжатия текста Исключение примеров, частностей, деталей и т.п. Обобщение нескольких однородных проблем, мелких вопросов и т.п. Сочетание исключения и обобщения

Словарь Ожегова Исключение – удалить из состава чего-нибудь. Например: исключить из списков. Обобщение – сделав вывод, выразить основные результаты в общем положении, придать общее значение чему-нибудь. Например: обобщить свои наблюдения. Сочетание – соединение, расположение чего-нибудь, образующее единство, целое. Например, сочетание звуков.

Коммуникативный – сообщение, общение.

Развиваем орфографическую зоркость А) совмещалось – мЕсто; Б) уличные – ЧК – ЧН; В) рыбацкую – суф.-к- от основы на –к; Г) интеЛЛигентного – слов. слово. Д) мастер-ювелир – определяемое слово и приложение выражены нарицательными сущ.;

Как писать сжатое изложение 1.Прочитать текст, определить его тему и главную мысль, отметить изобразительно-выразительные средства. 2. Подумать, кому будет адресовано сжатое изложение, какова его задача. 3. Выделить в тексте все части. 4. Определить, какие части можно исключить, объединить. Почему? 5. Составить план сжатого изложения. 6. В каждой части отметить главное, т.е. то, без чего он был бы лишен смысла. 7. Отметить то, что можно объединить. 8. Подобрать обобщающие слова и предложения (с их помощью переданы главные мысли микротемы). 9. Изложить сжато каждую часть. 10. Подумать, как связать части между собой. 11. Перечитать написанное изложение. Все ли в нем будет понятно тому, кому оно адресовано?

План Куприн – писатель и Куприн – рабочий. Любопытный и любознательный. Потребность в знакомстве с родными людьми. Кропотливый труд литератора.

Цитатный план «Един и многолик». Его любопытство вызывал и новый вид труда, и новые люди, занятые в нем. Ничто не дает такой богатый материал, как близкое знакомство с простым людом. Он трудился как мастер - ювелир, отчеканивая фразы.

РАБОТАЕМ С ПЕРВОЙ МИКРОТЕМОЙ Он был « един и многолик». «Един» потому, что был Александром Ивановичем Куприным – художником слова, своеобразным и неповторимым. «Многолик» потому, что были ещё Куприны: один – землемер, другой – грузчик, третий – учётчик на заводе, спортсмен, носильщик на вокзале, певец в хоре. И много, много других. Но всё это рабочее воинство совмещалось в одном лице - писателе Куприне.

РАБОТАЕМ СО ВТОРОЙ МИКРОТЕМОЙ Почему так часто менял он свои профессии? Какая сила толкала его натягивать брезентовую робу, надевать каску и мчаться на пожарных лошадях? Что заставляло его сутками, до ломоты в руках, разгружать баржи с арбузами, кирпичом, цементом? Не решил ли он изучить все ремёсла и «отображать» потом жизнь во всём её многообразии?! Всё было значительно проще. Он был очень любопытным и любознательным человеком. Его любопытство вызывал и новый вид труда, и новые люди, занятые в нём . Ведь профессия оставляет на человеке свой отпечаток, придаёт ему своеобразие, делает одного непохожим на другого. «Среди грузчиков в одесском порту, фокусников, воров и уличных музыкантов, - говорил Куприн, - встречались люди с самыми неожиданными биографиями – фантазеры и мечтатели с широкой и нежной душой». Когда Александр Иванович решил поступить в рыбацкую артель, ему устроили экзамен: испытали силу, ловкость. И только потом приняли равноправным членом. О том, что он писатель, никто не догадывался. И Куприн наравне со всеми тянул сети, разгружал баркас, мыл палубу после очередного рейса. Тяжелый физический труд давал ему разрядку. Писатель страдал, если ему приходилось быть замурованным в четырех стенах кабинета.

РАБОТАЕМ С ТРЕТЬЕЙ МИКРОТЕМОЙ Любопытно, что Куприна меньше всего тянуло к людям так называемого «интеллигентного» и канцелярского труда. Он был убежден: ничто не даёт такой богатый материал, как близкое знакомство с простым людом. Непосредственное участие в труде, а не наблюдение со стороны становилось для Куприна уже фактом творчества, той необходимой почвой, которая питала его знания, фантазию. Бурный темперамент не давал писателю подолгу заниматься литературным трудом. Он так же резко охладевал к работе, как горячо и энергично приступал к ней. Даже во время творческого подъёма писатель мог бросить рукопись ради случайно встретившегося «интересного» человека или писать в таких условиях, в которых иной литератор не составил бы и двух фраз.

РАБОТАЕМ С ЧЕТВЁРТОЙ МИКРОТЕМОЙ Иногда Куприн вдруг прерывал работу, бросал на половине, если убеждался, что не даются ему «точные» слова. Он трудился как мастер- ювелир, отчеканивая фразы. Меткое слово, услышанное случайно, афоризм, художественная деталь – всё записывал Куприн в записную книжку. Придёт время – и всё может понадобиться. Книжки хранят сотни таких заметок, кусочков разговора. Год проходит за годом. Писатель всё дальше и дальше уходит от нас в историю. Не стареют лишь его книги.

Куприн (окончательный вариант) Он был «един и многолик». «Един» потому, что был Александром Ивановичем Куприным – художником слова. «Многолик» потому, что были еще Куприны разных профессий. Но все это рабочее воинство совмещалось в одном лице – писателе Куприне. Он был очень любопытным и любознательным человеком. Его любопытство вызывал и новый вид труда, и новые люди. Куприн был убежден: ничто не дает такой богатый материал как близкое знакомство с простым людом. Даже во время творческого подъема писатель мог бросить рукопись ради случайно встретившегося «интересного» человека. Он трудился как мастер – ювелир, отчеканивая фразы. Писатель все дальше и дальше от нас в историю. Не стареют лишь его книги.

Скромный благодетель Рахманинов давал крупные пожертвования на инвалидов, голодающих в России, посылал своим друзьям в Петербург и Москву. Каждый год он устраивал благотворительный концерт в честь русских студентов. Об этих его делах знали все – не могли не знать. Рахманинов, всегда собиравший полные залы, боялся, что на благотворительные концерты может никто не прийти. Он, не любивший появляться в прессе и фотографироваться, говорил, что надо дать какое-нибудь объявление в газете, а иногда с ребячьей жалостливостью предлагал напечатать с ним интервью. Когда ему возражали, что на его концерте и так будет аншлаг, он говорил, что не уверен в этом, ведь такая большая конкуренция.