12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовал
Поляков Александр Васильевич571
Педагог
Россия, Воронежская обл., Воронеж
Материал размещён в группе «Литературное творчество учителя»

Понимание…

Сцена с юношескими ролями по

настоящему чудесна  и

она рождает понимание…

Как то мне, все же  удалось покончить с вредной привычкой и увы, это был табачный дым. Последнее время, привязка к табачным изделиям очень раздражала меня, и я стал ощущать, что меня что -то тяготит. Свободное время вроде как обязательно надо было отдать дань сигарете, и то самое свободное время стало зависеть от количества выкуренного табака.

-Сашка попробуй хотя бы сократить время своей вредной привычке. И чтобы утром ни- ни!

Моя девушка Надя тоже переживала за мое пристрастие и подкинула мне идею.

-А что !?Утро всегда волнительное и планов можно много наметить ,а тут все мысли ,надо и надо по смолить…

И тут меня осенило:

-Надя ! Представь сколько времени я бы мог уделять любимой музыке(а я играл на аккордеоне и музицировал на гитаре и конечно с пенями…) и вообще даже школьной поэзии!

Хотя последнее занятие, о котором я сказал Наде, было для меня в новинку, но придумать стих к восьмому марту по заданию «классного совета» для меня было делом увлекательным.

И так я решил нанести решающий удар по табака -курению и к счастью мне попался пропагандистский материал о вреде никотина. На меня подействовала одна фраза «мозг ребенка, который зависим от никотина, со временем становится слабым в умственном отношении». За первые дни без сигарет я полностью убедился в правильности мнения из прочитанного. Словно моя голова без моего участия стала вовлекаться в те процессы ,которые ну как бы были пустяшными…И я понял- сколько важного; а это и принятие нужное решение в нужный момент да и просто я заново стал слышать учителей, проходило мимо меня!

Но удивительным образом меня стала захватывать музыка. «Классические произведения любят не порочность» -почему то я так решил. Мало того, я заразил своих закадычных друзей произведениями Баха и Моцарта…Мир музыки, словно отварил для меня свои двери. Не заметить этого было нельзя, и мой учитель по специализации все чаще доверительно стал беседовать со мной.

-Саша!? Ну ты готов дать… на сцене?

-Аа-га-а.

Я немного был в растеренности, от внезапного предложения и понимал, что сцена для моего учителя, да и вообще актовый зал это что-то высокое и сияющее…

-Серафим Михайлович ,а в каком кино театре на этот раз нужно выступить?

-Все, «кино» это уже пройденное! Впереди массы …люди.

Меня все это приятно разволновало, а главное  в выходные дни я буду занят очень важными делами. «Вот и без вредных привычек я уже становлюсь важным!» Почти на небесах я возвращался домой. Да и когда попал к себе домой, я особо на землю не приземлился.

-Шурик ,а Шурик, как там Серафим?...

-Папа мы очень заняты .Я должен приступить к делам немедленно! В выходные я играю на избирательном участке.

-Ой !Ах-ха-ха! Ну вы там дадите жару .

-Папа я там буду вдвоем с товарищем .Мы  инструменты пешком принесем, а потом обратно в музыкальную школу.

Наступило долгожданное воскресное утро, а главное я проснулся полностью в концертном настроении и конечно же обратил внимание на приподнятость своего настроения. «А если бы сейчас за сигарету…Боже! Сколько мыслей можно пропустить или попросту затуманить дымом». От таких мыслей я стал еще счастливее, и уверенность в правильности выбранного пути только стала крепче.

Инструменты уже лежали на лавке в холле музыкальной школы. Мы ознакомились с каким то листком у дежурного администратора и как любил говорить Серафим Михайлович-«Гони! Еще! Гони!...» и мы погнали со всех ног, хотя и время у нас было придастаточно, чтобы развлечь наших избирателей.

Людей было много и в коридорах здания,  и в помещении,  где заседала комиссия.  Мы договорились с товарищем ,что будем поочередно исполнять произведения ,которые велел нам учитель. Появилось чувство легкости и вроде как от того, что нас никто не контролирует, и мы самостоятельно принимаем решения, куда увлечь большой и славный наш народ. Но было странное впечатление от людей. Хотелось время от времени кричать «Люди!...Как здорово, что есть люди!» А в ответ я бы непременно услышал «Сколько пожелаете…»

Исполняя очередную композицию, мне бросились два силуэта стоящие по стойке смирно чуть в сторонке от прохода. Это были бабульки, но кто же скажет, что это был за взгляд? У меня возникло ощущение ,что я играю почему то для них, и разве можно еще для кого то играть, когда такой искренний взгляд окутывает тебя пеленой любви. Мой товарищ тоже заприметил наших поклонниц, и перемигнулся со мною, улыбаясь. Я готовился передать свой инструмент для дальнейшей игры и ко мне приблизились эти пожилые женщины

-Дитятко, играй…

Совсем не громко ,бабулька в нарядном пальто с воротником из норки обратилась ко мне.

-Мы не уйдем отсюда, пока есть музыка и такие музыканты!

Ее подруга тоже по -теплому, высказала нам свою просьбу.

Конечно, я обратно напялил ремни, и решил сыграть, что ни будь народное.

Они сначала повертели головами, в разные стороны. А потом начали часто поднимать свои ладони, к своим светящимся душой, и радостью глазам…

Особое чувство осталось у меня в душе после этого мероприятия. Ни о какой усталости даже и речи не было. Скорее наоборот, как то немного печально  было заканчивать свой концерт, казалось- бы обычный взгляд и искренние высказывание от слушателей, но сколько веры и понимания, что все не зря, и именно от тебя есть польза, и людям радость.

Мы с товарищем вдохновленные особым настроением вбежали по ступенькам музыкальной школы оставили инструменты в приемной секретаря и скрылись в дебрях подростковых дел и желаний…Наступил вечер и я как то шаблонно ,с чувством обязаловки, поплелся на встречу к своей девушке. И все же дневное выступление кружилось у меня в голове. Все это напоминало уход моих мыслей в романтическую поэзию…

-Ты припозднился! Но ничего вечер длинный нам некуда торопиться…

Похоже у моей девушке расписание вечера было составлено наперед.

-Надя, я надолго не могу, мне надо произведения полистать .Может быть скоро опять выступать, что же я с одним и тем же репертуаром буду ездить!?

-Ой ! В Проходной толчае и так щеголять сойдет!

-Почему? Все как на концерте…Все ждут, когда будет выступление!

Она рассмеялась обнадеживающе, но мне было не до смеха . Как то мне не хотелось что бы кто -нибудь сбил мой порыв выступить перед публикой.

-Когда у меня будет время для разговоров я тебе все разъесню, и вообще…знаешь, как люди горят?

-Ты либо прям щас ударишься в огонь…Смотри не сгори!

-Пока, мне не хочется терять время…

-Ты че, правда уходишь?

Надя поднялась выше на одну ступеньку в подъезде и сверху начала сверлить меня взглядом. Ноги меня понесли сами и в помощь им, я махнул рукой на прощание.

Дома ощущалось умиротворение .Папа что то читал и при этом очень был увлечен. Одна рука возле уха то и дело сжималось в кулак,  и качалась вниз вверх.  Я вошел в спальню, на столе лежал мой любимый учебник литературы. Он меня часто веселил, а сейчас как никогда хотелось пообщаться с героями рассказов. Ощутить напор сюжета и невероятную развязку…Открыв книгу я вспомнил о новой теме Гоголь! «Так -так ,что же тут новенького»! Для школьников это был самый загадочный и в чем -то не предсказуемый, озорной писатель. Такое ощущение ,что автор был всегда подростком и интриговал бесконечно Но рассуждать о нем я мог только по экранизации» Вий»,и по разговорам старших…Мне попался сразу необычный текст «действие первое, действие второе». Мне представилось ,что это спектакль, но как в книге это все может происходить? Интерес разыгрался не шуточный, тем более в раннем детстве меня увлекали телевезионные спектакли. Они доносили особый романтизм героев. Свобода поведения , самодостаточность главных героев .Все это легло мне надушу. И вот мечта перед глазами, а именно детский спектакль в книге. Текст начал меня веселить с самого начала. Чванство чиновников меня забавляло. И чем дальше я читал, тем увлекательнее было читать, как высмеивалась иерархическая глупость ,жадность и высокомерие. Но когда речь зашла о Хлестакове мои нервы не выдержали. Я и представить не мог ,что люди с таким характером проживают на свете. Бесконечно верит в себя, хотя и на краю пропасти .Восторг! Восторг! И оглушительный смех на всю квартиру. Первый раз папа вбежал ко мне в спальню с испуганными глазами.

-Ты что? …кто? ..а-а-а.

Ты смеешься что ли?... а… что читаешь?

-Папа, «Ревизор»!

-А-а-а. Ну, жми дальше!

И все же он еще не раз, подходил к моей двери…

Уснул я с учебником в руках и с такими чудными героями в голове, хотя все они мне казались милыми и веселыми…

Господи! Спустя много лет вижу  сон: прихожу в музыкальную школу ,но никак по расписанию в два часа дня, а по какой то причине я опаздываю на занятия, и вроде, как бы вечереет к закату …мне показалось, что я очень сильно опоздал. Смотрю на часы на стене в школе ,время они показывают четверть пятого, уже глубокого дня. «Успел!...Но где я был?...Меня ругает мой строгий учитель по сольфеджио Любовь Константиновна, а мой учитель по специализации  радостно…одобряющие, смотрит на меня. Про себя подумал :«я вернулся !,Я вернулся…»

И так свой соня я  добывал явью.  Ровно в два часа дня я стоял в фае на втором этаже, своей музыкальной школы. Директор почему то стоял возле своей двери и увидев меня почтительно, за руку поздоровался со мной. От этого на душе сделалось светло и человеческое возвысилось .Боже как здорово что то делать для радости людям! Геройство возвышало меня и конечно я понимал ,что виной всему наша игра на избирательно участке. И я не ошибся:

-Саша!

И уже волнительно и вежливым тоном

-Александр!

Секретарь держала в руках, какие то бумажки и зачитывала по ним:

-Звонила глава избиркома, у нее самые теплые слова в твой адрес…и-и..

Секретарь глубоко рассмеялась и продолжил

-Здесь бабульки звонят, и спрашивают -ты пришел в школу?

Я немного удивился, вроде бы никому не давал свой адрес, а меня выследили

В общем …Восторг! Тебя позвали в гости в любой день и час!

Мне все же до конца не верилось ,но что то во мне окрепло, как будто появился тыл…

Я шел по волшебному коридору картин ,которые висели пере каждой аудитории и пейзажи завлекали своим спкойствием: это были и яркие цветы и лодка на берегу под луной и девочка танцующая балетный танец. Ступеньки вниз были очень крутые и совсем необычное узкое пространство на лестнице, заставляло стучать ногами по деревянным ступенькам. И самый крайний кабинет мой, или наш, тех- кто любил нашего учителя Серафима Михайловича.

-Да на концерт! Есть, кому поехать!...

Учитель говорил по телефону всегда звонко и эмоционально. Серафим Михайлович стал копаться в своих бумагах .я не решился его от дел ,тем более у самого были важные дела ,а именно «цвести» от похвал ,которые были адресованы мне моими почитателями. По разговору я уловил ,что возможно намечается какое то мероприятия. Но меня поразила широта эмоций и чувствовалась частичка души учителя в данное обещание приехать на концерт .

Меня немного охватило приятное волнение.

-Саш…

Очень тихо произнес Серафим Михайлович мое имя. Дальше он улыбнулся, во всю ширь своих полных щек и продолжил:

-Саша директор посылает тебя с концертом на торжественный юбилей завода имени Ленина.

Я сидел молча и последние слова «завод имени Ленина» звенели у  меня в голове. «Как же я один справлюсь с такой махиной». Мне показалось, что много тысячная заводская рать будет сверлить меня со всех сторон своими взглядами, а те более ушами .А ведь я иногда и ошибиться могу с бемолем или с диезом…Учитель посмотрел глубоко мне в глаза и легко прочитал мою панику

-Да ты не один! Туда рванешь!...Но директор сказал, «строго» чтоб ты собирался выступать со своим репертуаром.

Нет никакая паника мною не овладела ,но высокое доверие сделало мою душу прозрачной и ее можно было «пощупать». В такие минуты я ощущал особое родство и со своими педагогами и конечно с добрым, теплым зданием  –музыкальной школы.

 Домой я летел на листках нот, в которых было отражено мое настроение ,а именно крещендо!...

Все же волнение и ответственность за приглашение на столь важное мероприятие заставило по –другому, распределять свое свободное время. И вроде как образ директора командовал «бери аккордеон и занимайся!» Второй час подряд я не выпускал инструмент из рук. Отец сразу же заподозрил необычное мое упорство

-Что то ты, до упора!...Либо Серафим разогнал.

И папа засмеялся. Я продолжал дальше усердно проигрывать произведение, но все же решил объясниться

-Папа мне выступать…

Монотонно я произнес и сделал молчаливую значимую паузу.

-Санька, где?

Папа очень душевно предвосхищал любую мою публичность. Но здесь речь шла о музыке и его глаза растворились, где то глубоко, и глубина его самого было неповторима…

-Знаешь директор долго ждал меня у входа в фае чтобы не пропустить встречу со мной.

Дальше меня уже понесло по волнам океана славы…

-Да и Серафим Михайлович настоял убедительно, да так что нельзя было выкрутиться. Что ж, выступать, так это судьба!

Сделал вдох и добавил:

-На концерте…


-Санька давай! Ты можешь …если захочешь.

Слова отца были неповторимы. Посыл родных людей  и от главы семейства к своему птенцу, как живая вкладка… как тот кирпичек, от которого появляется мечта…

День, когда мы были должны чевствовать юбиляров еще так и не назначили. Ясно, что это конец недели. И все мои гуляния и свидания замерли, в ожидании чего то большого ,а главное я почувствовал ответственность прежде всего за весь коллектив с кем придется быть на передовой, и с честью нужно было выполнить свое дело. И все же одно мое недавнее увлечение, которое совпало с расставанием с вредной привычкой, только предавало эмоциональный яркий окрас исполнению музыкальных произведений. «Как все связано в мире искусств, казалось бы классическая литература и классика музыки, а вместе  они поют ярче, красочнее и наверно по настоящему!»…

В школе непременно  учителя спрашивали о моем предстоящем выступлении. Мне тогда показалось ,что их больше всего волнует не пропущу ли я занятия без уважительной причине. Но как потом оказалось, наша школа была напрямую подшефная заводу имени Ленина. И наверно все учителя хотели сказать ,как мой папа недавно: «О, Шурик! Там давай, хвост пистолетом! Маху смотри не дай!». Все же я решил объясниться с классным руководителем

-Справка будет на четверг! Я с коллективом музыкальной школы выступаю!

И дальше перешел на солдатский рапорт перед «генералом»:

-Вера Герасимовна! Мы вместе будем

-Стоп!

Выпалила она и засмеялась подняв голову вверх .Мне было приятно видеть ее необычно доброй и искренне радостной и почти для меня это было впервые.

-Хорошо, хорошо. Как сможешь, так …отчитаешься!…

Сказала она и опять  стала строгим классным руководителем.

Был еще один человек, с кем мне надо было обсудить мое выступление. Это была моя девушка Надя. Она мягко и нежно обратилась ко мне:

-Ты там смотри…

И она когда, что то очень хотела, непременно виляла всем телом, обпершись об парту.

-О, Надя у меня в голове только концерт!

Но в голове по мимо концерта у меня  вертелась одна девушка, которая тоже играла на аккордеоне. Имя я ее не знал и первый раз мы увиделись накануне. Уже в среду,  ближе к вечеру нас собрали всех кто будет выступать у секретаря и давали напутствие . Конечно я обратил внимание на черноволосую ученицу с темно голубыми глазами. Она в ответ мне улыбнулась, и варианты как  мне познакомиться с ней, выстраивались в очередь в моей голове. В первую очередь все это наполняло теплотой и отвагой  мою энергию, перед таким важным и для меня дебютным событием.

Утром в автобусе, который нам выделил завод юбиляр, настроение у всех было легким и приподнятым. Никто не суетился, а наоборот всех умиротворяло музыкальная обстановка и чудесный коллектив. Инструменты были уложены на сидения. И почти каждый из нас сидел в обнимку с маленьким или большим, похожий на чемодан чехлом. Нам дали ознакомиться с листком в котором была прописана очередность выступления .Мы конечно все заволновались и стали тщательно искать себя в списке и появился муравьиный говор и суета. Неожиданно звонкий голос моего учителя расставил все на свои места

-Ребята! Забудьте эту очередь.-Ребята! Забудьте эту очередь. Народ задаст… и вперед!

Дальше он осмотрел автобус. Остановил свой взгляд на мне и подошел с напутствием

-Саша молодец, что собрался.

«А разве могло быть по-другому»-Я в мыслях удивился его словам. Серафим Михайлович продолжил

-Саша…Вот девушка по имени Елена ,которая тоже играет на аккордионе

-Он уже знает!

Елена неожиданно для меня как мне показалось, рассказала все. Она не унималась

-Он обещал во всем мне помогать!

-Дх…ха-ха-ха!

Мой учитель чуть громко рассмеялся и обратился ко мне

-Когда успел?

-Как только увидел меня

Лена в конец открыла все мои тайны, ведь я ни о чем таком и не говорил с ней. И здесь она глядя на меня опустила свои темно голубые глаза вниз. « Нужен очень этой  очаровательной даме»-понял я.

-Я же сказал, помогу! Девушка не справиться одна с тяжелым инструментом, а я джентельмен!

Молчать я уже не мог, да и опущенные глаза Елены родили во мне сочувствие и защитника женских сердец.

-Сашка, жми! Поддай… и жми!

Слова были очень горячими, а главное они предавали смелость и напор в таком важном для нас деле.

Мы въехали на территорию громадного завода. Автобус остановился, как только мы минули врата, и открыл переднюю дверь

-Свои! К нам на праздник свои, приехали! Поезжай…

Женщина в синей форме, бегло осмотрела салон и отпустила нас с миром. Нам показали место, где мы могли бы переодеться и сложить свои инструменты. Теперь к нам подошла женщина в халате и с накрученной к верху прической .В кармане халата был красный бумажный цветок и на внешний ее вид стало ясно, как минимум маленький начальник. Она смотрела на  нас не шелохнувшись и расцветая в улыбке сделала предложение

-Ребята вы хотите газировки?!

Ее улыбка стала ярче, но вид лица был  ее окончательным, и приказ надо было выполнять.

-Д-а-а!

Мы ответили хором .Она не унималась

-А вот, сколько вы можете выпить водичку с грушевым сиропом?

Сколько у вас может быть, столько и…до последнего стакана!

Я действительно не знал меру в сладких напитках. Однажды отцу мое «купи» надоело, и он дал денег на семь бутылок лимонада. Скажу сразу с последней выпитой мною бутылкой лимонада, его надежды на покой таяли…

Мы побежали на проходную и поняли, откуда столько может быть много газировки. Повсюду на проходной стояли аппараты   со сладенькой газированной водой.

-А! Вас наверно Варвара Ильинична послала?...Пейте- наши! Нашим- сколько хочешь!

 Женщина с проходной, что была такой гостеприимной и была той, что заходила в автобус при въезде. Мы и вправду стали чувствовать себя как «свои». Приятное чувство особых гостей нас уже не покидало. На проходной нам сказали, что Варвара Ильинична заведует- культ отделом самодеятельности  и если что, она для нас все уладит. Особое волнение уже подкатывало теми массами людей, которые перемещались по заводу, и подъезжали все новые и новые гости.

Мы сели в помещении рядом с актовым залом

-Ребята! Вам надо разыграться через минут сорок ,выступаем.

Иван Сергеевич был единственным преподавателем, кто сопровождал нас

 Со сцены доносились яркие речи и пламенные аплодисменты. Мне еще вживую не приходилось слышать такой сильный гул толпы. И торжество праздника веяло надо всем, что было в этом здании.

-Ребята объявили… нашу музыкальную школу!

Мы вышли на сцену сделали поклон и распрямили туловища. «Боже сколько…Радости ,счастья …и мы обязательно сделаем все, для такого торжества еще лучше»! Мои мысли были не уловимы и  хотели начать праздник…

Первым номером объявили трио баянистов .И для меня неожиданно Иван Сергеевич тоже стал артистом с баяном на плечах. На душе у меня повеселело. Чувствовалось, капитан первым примет бой. Баянистом хлопали все и даже Варвара Ильинична ,которая сидела возле огромных штор и ждала следующего номера. К выступлению готовилась Елена, моя коллега аккордионистка. У меня на душе затрепетало. «Любит ли зал аккордеон или нет?» Сомнения меня поедали. Лена блестяще исполнила этюд и…сцена «здесь постелен не пол…это дорожка невесомости под названием подиум»! Мною овладела страсть к выступлению.

-Поляков Александр, ученик выпускного класса музыкальной школы исполнит Хорал…Бах!

Слова звучали снизу и со спины, что то вело меня на сцену. В зале я увидел серьезные лица. И теперь только музыка, и мои коллеги…

Я закончил немного ярче чем надо было по тембру игры. Я встал поклонился и…шаги ,как стуки моего сердца. Словно выстрелы раскатом салюта, из зала посыпались аплодисменты.

-Браво, браво! Еще!…оставайся!…

За кулисы меня не пустили и велели опять на сцену .Зал встал…Конечно нужно было повторить произведение ,но ведь не было указа а значит надо скромно поклониться и к своим. Иван Сергеевич смотрел на меня большими глазами. Подбежал к Варваре Ильиничне о чем -то пошептал ей на ухо и за свой баян. Его коллеги тоже одели ремни инструмента. Объявили номер .Зал немного загудел кое где хлопки . И баянисты поспешили исполнить «Выйду на село».

Мне осталось исполнить последнее произведение «Цыганочку». «Ох мой папа, когда то это он настоял чтобы я изучил это произведение, ведь могут и посмеяться в зале. Баянисты закончили, и аплодисменты быстро стихли, и возникла какая- то возня меж стульев. Наступила немая тишина.

-Ученик выпускного класса…

Дальше ничего уже слышно не было. Зал хлопал даже ногами.

«Ну, цыганочка наверняка всех расслабит, и люди просто сделаются довольными»…

Я сыграл только вступление и зал встал под оглушительные хлопки в ладоши. «Наконец -то все безупречно» я завершил выступление. На сцену из -за кулис, поднялись не менее пяти человек.

-Александр еще хотя бы пару раз .Тебя отсюда не выпустят…

Мужчины говорили хором, и меня это убедило, и клавиши с разлетом пальцев « врезали» Цыганочку.

-Александр!...Молодец!...Браво! Красавец Александр!...

В автобусе разговаривали только я и Елена.

-Леночка ты меня сегодня заразило своей смелостью!

-Я всегда спокойна

Ответила она мне.

-Ты там зажог такое! Сказали будут писать везде и найдут твою школу.

«Обычно искали мою школу, где я учился для других целей …а сейчас?»

Мы подъехали к заветному зданию музыкальной школы.

-Я тут все сам, вы идите…идите…

Иван Сергеевич еще что то бурлили себе под нос ,а мы вылетели из дверей словно на крыльях свободы. Веселье людей осталось в наших душах и нежно шевелила наши головы. Мы разговаривали не унимаясь

-Куда пойдем?

Спросила Елена

-Ближе к городскому саду! Там Здорово!

Идя по парку к городскому саду, под ногами у меня словно еще была та сцена.  «Что -то тверды стали мои шаги» неожиданно для себя я сделал выводы

-Лена мы наверно стали артистами…

О! Ты там был концертмейстером, бедный Иван Сергеевич, весь запереживал «Что так? Что так хлопают и кричат, прямо сильно?!»

Я взял Елену за ее горячую ладонь. Она с улыбкой начала качать головой в разные стороны

-Лена, я первый раз сегодня коснулся твоей руки.

Она смотрела не в глаза, и в них можно было найти заветные ключики от темно голубых зрачков ее глаз. Дальше мы шли, держась за руку. Мысли волей, не волей возвращали нас обоих на праздник. Миг превращения на сцене в артиста, давало чувство магической свободы. Желание творить уже ни с чем не могло состязаться или позволить усомниться в выбранном пути. «Для людей…сколько в этом страсти». Какая смелость и безмятежность овладела мной, когда я исполнял для сидящих в зале людей свои композиции. Освещение сцены, как изящество для артистов…всех кто принял новое чувство от заветного подиума!

С такими мыслями мы расстались с Еленой на некоторое  время. Наши отношения только крепли и скоро во все небо  вечернего салюта… был наш первый поцелуй.

Наверно очень важно в жизни понимание тех или иных событий, которые по -особому трогают своей искренностью. И те бабульки, своим проникающем взглядом  в моей душе, родили особый отклик…Наверно для этого и существует сцена ,что бы мы люди, возвысились над тягучими жаждами и встретились с такими, какими мы можем быть…самыми лучшими!

 



Опубликовано в группе «Литературное творчество учителя»


Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.