12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917  Пользовательское соглашение      Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФ
УРОК
Материал опубликовала
Наталья601
Россия, Новосибирская обл., Новосибирск

Подготовила: учитель математики высшей категории МБОУСОШ № 180 города Новосибирска Скосарева Наталья Витальевна

Цель: воспитание сознательной любви к Родине, уважения к историческому прошлому своего народа на примере истории своей семьи.

.Предварительная подготовка:

На этом мероприятии я рассказываю о своих бабушке и дедушках. Показываю фотографии того времени, награды. Предлагаю ученикам подготовить сообщение о своих родственниках, принимавших участие в войне 1941-1945.

Оформление кабинета:

место проведения классного часа накануне необходимо оформить изречениями:

«Сила патриотизма всегда пропорциональна количеству вложенного личного труда, бродягам и тунеядцам всегда бывало чуждо чувство Родины!» (Л.М. Леонов).

Презентация с фотографиями.

Награды.

Ход мероприятия

I. Вступительная часть

Красота нашего города и благополучие людей, живущих в нём, возникли не вдруг. Это заслуга многих тысяч людей, жителей нашего города и области. На первый взгляд ничем не примечательных, самых обычных людей. Но каких людей! Сегодня я хотела бы рассказать вам о трёх близких мне людях, моих двух дедушках и бабушке.

Когда началась война, моей бабушке, Марии Александровне Карповой, было 11 лет. В годы войны занятия в школе начинались в конце ноября и заканчивались в 15 числах апреля, а потом детей уводили работать в поле.

Во время весенней посевной дети пахали поля. Трактор был один-единственный, плуги регулировались вручную детьми, сидящими на плуге. Вся пыль шла в лёгкие. Работали по ночам, засыпая на плуге. Работать было страшно, ведь сонным так легко угодить под лемех. Жили в лесу, в двух деревянных домах возле болота. Мальчишки пахали землю, а девчонки боронили её верхом на лошадях. После поездки на костлявой хребтинке лошадок девчонки не могли ходить, копчики были разбиты в кровь. Засевали землю женщины. По пахоте шли босиком целый день, в дождь и снег. Потом начинался сенокос. Косили вручную литовками. Лёгкую траву по оврагам, тяжёлую на лугах. Во время уборочной страды спали на нарах, нары сбивались из кругляка. Одеял не было, вместо постели сверху клали полынь, ведь были только самотканые дерюжки, в которых было немерено клопов. Одежда драная, обувь мокрая, подвязанная верёвочками, чтобы не развалилась до конца. В дождь работа не прекращалась, а сушить одежду было негде. С утра одевались в мокрое, даже если были заморозки. Мальчишки возили хлеб с полей на элеватор на голодных, уставших лошадках под осенним дождём со снегом, голодные и холодные. Чтобы отогреться, мальчишки ложились спать между девчонками. От бесконечных простуд и холода могли описаться, но никто не жаловался, не смеялся. Переодеться мальчишкам было не во что. Пока девчонки стирали вещи в болоте татаркой (трава такая) и выковыривали из одежды гнид, мальчишки сидели в кустах голышом. Дождавшись, когда одежда хоть немного подветреет, одевали её влажной и шли на работу.

Питались весной мороженой картошкой с полей, а осенью мамалыгой. Это такая мука простого размола с отрубями, которая заливалась кипятком без соли.

Тяжёлый физический труд сделал свой дело. Давно уже нет в живых бабушкиных ровесников. Моя бабушка жива, но из-за разрушенных суставов она не может ходить, а из-за инсульта плохо разговаривает. Но и сейчас, как и в былые годы, я чувствую, как сильно она любит жизнь, цепляется за неё, продолжает строить планы на будущее. Не жалуется, ни о чём не сожалеет. Дорожит каждым отведённым ей в этой жизни днём.

Бабушкин муж, Карпов Василий Павлович, ушёл на фронт в 41 году в составе Сибирской добровольческой дивизии. Служил на Белорусском фронте под командованием Рокасовского. Он был водителем, подвозил разведчиков, а позже знаменитую Катюшу. К сожалению, он умер рано, и расспросить его я не смогла. Ордена были украдены во время очередного переезда. Остались только несколько фронтовых фотографий.

Мой второй дедушка - мудрый человек, понимал, что в силу возраста я не стану расспрашивать его о том, как прошла его молодость. Он сам описал наиболее яркие моменты своей жизни и оставил их мне. Вот некоторые из них.

Я участник боёв, описанных А.Е.Долматовского в его документальной легенде об одном из первых сражений Великой Отечественной войны «Зелёная Брама». В ней упоминается, что нами создавались истребительные отряды для уничтожения немецких десантов, забрасываемых в тылы нашей армии.

А вот об истребительных отрядах другого назначения, нигде не читал и не слышал. А они были.

В нашем полку 507 КАП, периодически, перед предполагаемым отходе из населённого пункта, создавался истребительный отряд. Отбирались смелые, крепкие, надёжные бойцы исключительно добровольно. Истребительный отряд, численностью 12-15 человек имел командира и зама по полит части, которого всегда называли комиссаром. Отряд оставался в населённом пункте, из которого отступала наша часть. Прятались на чердаках хат, по 2-3 человека в хате, так чтобы жители нас не видели. Маршрут отхода нашей части нам сообщался. Место сбора отряда, после диверсии, так же определялся. Отряд вооружался, кроме личного оружия, гранатами, брали их по возможности больше.

За входом немцев в селение наблюдали, чуть раздвинув соломенную кровлю. Немцы вели себя вольно, безбоязненно. Разделившись до трусов, амуницию и оружие бросали, где попало. Пили шнапс, безобразничали с женщинами, фотографировали, пели, играли на губных гармошках и под конец разомлевшие после развлечений укладывались спать. Тогда наступило время наших действий.

Спустившись осторожно с чердаков, заранее зная расположение немцев, уничтожая их по мере сил и возможности. Гранаты были основным оружием, особенно в местах, где они спали вповалку. Применяли и личное оружие. Это не было избиением спящих «младенцев». Хоть первоначальное преимущество было явно на нашей стороне, и результаты были отличные, немцы приходили в себя, и начиналась отчаянная стрельба. Сначала беспорядочная, паническая, потом они начинали разбираться, что к чему и оказывали яростное наступление.

Внезапность, смелость нашего нападения сбивала с них спесь и в дальнейшем. Дневные их наступления на наше подразделение не всегда уже было таким наглым и самоуверенным, как ранее. До полного рассвета мы старались догнать свой полк. Наши потери были в десятки раз меньше немецких, но также значительные. Иногда живыми оставалось 2-3 человека. После таких рейдов, встреча с нами была большой радостью. Командир полка т. Акимов обнимал, поздравлял, называл героями и говорил, что представлял к награде. Мы знали, что награждать было некому, и о наградах никто не думал. Мы были горды и счастливы тем, что задание выполнили, и враг от нас понёс большой урон.

Я не знаю по чьей инициативе или приказу создавались такие истребительные отряды. В нашем 507 КАП созданием и действием их руководил командир полка. Он же давал подробные инструкции проведения операций. Были – ли такие отряды в других частях отступающей, но обороняющей каждую пять нашей земли 6 армии, я не знаю. Ещё раз повторяю, о их существовании и действиях никогда не слышал и не читал.

Но факт остаётся фактом. У нас в части они были и свидетелем эффективности их действия я был сам. И нет сомнения в пользе их действий. Они не только физически уничтожали врага, но и растаптывали их психику. Миф о непобедимости, который внушил им Гитлер, наверняка у некоторых немцев, развеялось от наших рейдов…

Немцы, отходя ещё вечером, грозили нас утром уничтожить «Позавтракаем и будет вам капут если не сдадитесь». Так, что поддержка огнём с фланга нам была очень нужна. Твёрдо договорившись с соседями о действиях утром, я бегом побежал назад. Пулемётные очереди периодически продолжались. Стреляли видимо наугад, для острастки и небо было в тучах, видимость очень плохая. Я бегом пересекал какое-то поле и вдруг провалился в глубокую яму. Сразу не сообразил где я, и что это за яма. Немного придя в себя, после падения, стал пытаться выбраться, ноне мог, стал кругом шарить руками. Наткнулся на один труп человека, ощупью стал двигаться дальше, рукой ощутил что-то мягкое, влажное, как раз выглянула луна. Увидел, что держу в руках язык человека, верх черепа которого был, видимо, осколком снесён. Края ямы были крутые и яма глубокая. Стал на ощупь обследовать дно. Попытки вылезти прекратил. Руку я быстро разжал и ощутил чувство страха. Стало жутко. Я взмок. У третьего убитого была на ремне сапёрная лопата. Я её моментально снял, и стал выбираться из ямы, сообразив, что это глубокая воронка от авиабомбы. А убитые солдаты видимо в ней прятались, а потом их накрыла там мина или снаряд. Делая ступеньки лопатой, я мгновенно выскочил из воронки. Гимнастёрка на мне была мокрая. Луна закрылась тучами, и я потерял ориентацию.

Пережитое в воронке, общение на ощупь с трупами, да потеря ориентации видимо меня выбило из колеи. Я впервые в своей жизни почувствовал себя не в своей тарелке. Видимо это и было то состояние, которое называется страхом. Такого состояния у меня раньше не было, хотя пришлось пережить, увидеть и испытать всякое…

Заключение
Я рассказала вам всё это сегодня, потому что я горда тем, что в моей жизни были и остаются такие люди. Я уверена, что и в вашей жизни они есть. Я хочу, чтобы вы ценили каждый момент общения с ними, не были к ним равнодушны. Интересовались их жизнью, расспрашивали тех, кто был с ними знаком. Хранили историю своей семьи и передавали её своим детям.
Опубликовано

Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.