12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовал
Кузнецова Юлия Владимировна34
Россия, Новосибирская обл., Новосибирск

Методическая разработка внеклассного мероприятия по литературе о модернистской поэзии ХХ века «Дуэль между Есениным и Маяковским»

В условиях реализации ФГОС

Преподаватель: Кузнецова Юлия Владимировна

Студенты 1 курса

Тип занятия: урок открытия новых знаний

Форма занятия: театрализация.

Цель: познакомить студентов с социальной, культурной обстановкой в России революционного периода ХХ века, изучить суть поэтического конфликта и поиска нового литературного направления лидерами ведущих литературных оппозиций – Есениным и Маяковским.

Задачи:

Деятельностные: формировать культурообразное мышление учащихся на основе интеграции знаний, полученных на уроках русского языка, чтения, истории, музыки; анализа и синтеза различных произведений искусства: литературы, музыки, живописи;

Образовательные: приобщение учащихся к самостоятельному чтению; развитие читательского интереса; развитие у детей понимания особенностей образного языка произведений литературы, живописи, музыки; развитие творческих способностей учащихся;

Воспитательные: обогащение духовного мира учащихся, коррекция их эмоциональной сферы.

Формирование УУД:

Личностные действия: формирование целостного современного мировоззрения; развитие эстетического сознания;

Регулятивные действия: умение ставить цели и задачи работы; умение корректировать собственную деятельность; самоконтроль;

Познавательные действия: владение знаковым мышлением; умение интерпретировать и делать выводы; умение анализировать, систематизировать и обобщать информацию с учетом эпохи и политической обстановки в стране начала 20 века.

Коммуникативные действия: адекватное восприятие устной и письменной речи; умение понять звучащую образную речь, в том числе поэтическую, логику развития мысли.

Оборудование: костюмы актеров, большая аудитория с длинными столами и скамьями.

Структура занятия:

Мотивационный этап;

Этап актуализации знаний;

Этап открытия новых знаний;

Рефлексия.

Направление воспитательной работы: художественно-эстетическое

Форма внеурочной деятельности: театрализация

Конспект занятия:

Мотивационный этап: объявление названия мероприятия, сохранение интриги. Формулировать цель и задачи предстоит каждому зрителю самостоятельно в зависимости от его культурного уровня, степени владения материалом по поэзии начала 20 века, а также мотивированности на изучение литературы. Сама театрализация является мотивирующим средством в формировании потребности к расширению кругозора, восприятию прошлой эпохи, «как живой», восприятие жизненного пути незаурядных личностей, которыми и были В.В. Маяковский и С.А. Есенин.

Этап актуализации знаний.

Роли не называют. Зрителю известно лишь то, что в театральной постановке они увидят Есенина и Маяковского. Более осведомленным студентам известно также о полемике, которая возникала между двумя поэтами. Актуализация знаний «здесь и сейчас» позволяет сделать зрителя не только живым свидетелем, но и участником данных событий. Зритель формирует свою точку зрения, занимает сторону имажинистов или футуристов. Слушая выразительное чтение стихотворений, студенты расширяют объем литературных произведений, с которыми они ознакомлены.

Этап открытия новых знаний.

Ход мероприятия:

Историческая справка: 20 сентября 1920 г. зал быстро заполнился представителями всевозможных «истов»: неоакмеисты, футуристы, имажинисты, импрессионисты, экспрессионисты и пролетарские поэты. Выступали от каждой группы сначала с декларацией, а потом демонстрировали образцы своего творчества. Галина обратила внимание, что С. Есенин и А. Мариенгоф пришли в цилиндрах, при этом она сразу же оценила, что низкорослому Есенину цилиндр подходил как корове седло, так как высокий цилиндр придавал кинематографическую комичность его невысокой фигуре.

Имажинисты старались громко заявить о себе. Поэт Вадим Шершеневич зачитал декларацию, основную мысль которой он несколько раз повторил: нет литературы и искусства, кроме имажинизма.

Сцена. За столом сидят трое мужчин, один из них – Маяковский, В. Шершеневич станет ведущим литературной дуэли. Есенин стоит перед аудиторией без шапки, черное пальто нараспашку, лицо напряженное, агрессивное, даже злое. Он говорит, покачиваясь из стороны в сторону:

Есенин: У этого «дяденьки - достань воробышка» хорошо привешен язык! Он ловко пролез сквозь угольное ушко Велемира Хлебникова и теперь готов всех утопить в поганой луже, не замечая, что сам сидит в ней. Его талантливый учитель Хлебников, (ядовито) председатель Земного шара, торжественно вступил в «Орден имажинистов» и не только поместил свои стихи в сборнике «Харчевня зорь», но в нашем издательстве выпустил свою книгу! Как вам такое?! (резко поворачивается назад, на первый план выдвигается Маяковский, он стоит слева от Есенина).

Москвы колымага.

В ней два имаго,

Голгофа

Мариенгофа.

Город

Распорот,

Воскресение

Есенина.

Господи, отелись

В шубе из лис!

Ученик Хлебникова - Маяковский - все еще куражится (продолжает Есенин, сжимая кулаки). Смотрите, мол, на меня (передразнивает, подтрунивает над плакатным жестом Маяковского с поднятой рукой), какая я поэтическая звезда, как рекламирую Моссельпром и прочую бакалею. А я без всяких прикрас говорю: сколько бы ни куражился Маяковский, близок час гибели его газетных стихов. Таков поэтический закон судьбы агитез!

Маяковский: (громогласно выкрикивает с места) А каков закон судьбы ваших «кобылез»?

Слышится смех в зале. Есенин распаляется еще больше.

Есенин: - Моя кобыла рязанская, русская. А у вас облако в штанах! Это что русский образ? Это подражание не Хлебникову, не Уитмену, а западным модернистам...

Ведущий вскакивает с места, встает между Есениным и Маяковским.

Ведущий: - А может нам прямо сейчас и здесь попросить наших поэтов разрешить спор? Пусть читают, и мы поймем, кто лучше!

Из зала выкрикивают заранее подготовленные студенты:

- Пусть читают!.. Послушаем!.. А пускай!.. Интересно!..

Есенин: (делает шаг вперед, декламирует) -

Трубит, трубит погибельный рог!
Как же быть, как же быть теперь нам
На измызганных ляжках дорог?

Вы, любители песенных блох,
Не хотите ль … у мерина?

Аудитория: - Стыдно! Позор!

Маяковский: - А надо ли мне после этого читать?

Аудитория: - Надо! Надо!.. Просим!

Маяковский: - Пустая трата времени! Чем стихи тут читать и штаны протирать на скамейках, лучше бы открыли еще один агитпункт!

Аудитория взрывается недовольными криками. Шумно.

Маяковский: По черным улицам белые матери

судорожно простерлись, как по гробу глазет.

Вплакались в орущих о побитом неприятеле:

"Ах, закройте, закройте глаза газет!"

Мама, громче!

Дым.

Дым.

Дым еще!

Что вы мямлите, мама, мне?

Видите -

весь воздух вымощен

громыхающим под ядрами камнем!

Ма -а -а -ма!

Сейчас притащили израненный вечер.

Крепился долго,

кургузый,

шершавый,

и вдруг, -

надломивши тучные плечи,

расплакался, бедный, на шее Варшавы.

Звезды в платочках из синего ситца

визжали:

"Убит,

дорогой,

дорогой мой!"

И глаз новолуния страшно косится

на мертвый кулак с зажатой обоймой.

Сбежались смотреть литовские села,

как, поцелуем в обрубок вкована,

слезя золотые глаза костелов,

пальцы улиц ломала Ковна.

А вечер кричит,

безногий,

безрукий:

"Неправда,

я еще могу-с

хе! -

выбряцав шпоры в горящей мазурке,

выкрутить русый ус!"

Что вы,

мама?

Белая, белая, как на гробе глазет.

"Оставьте!

О нем это,

об убитом, телеграмма.

Есенин: (лирично) - Ах, закройте,

закройте глаза газет!


 

Маяковский смотрит удивленно на Есенина.


 

Есенин: - Что ни говори, а Маяковского не выкинешь. Ляжет в литературе бревном, и многие о него споткнутся…

Аудитория: - Молодец! Давно бы так! Этого-то мы и ждали!

Ведущий: - Тихо… Тихо! Я стащу со стола всякого (кричит), пока Есенин не прочтет своего второго стихотворения!

Есенин: (руки в карманах, голова высоко поднята)

Дождик мокрыми метлами чистит

Ивняковый помет по лугам.

Плюйся, ветер, охапками листьев,

Я такой же, как ты, хулиган.

Я люблю, когда синие чащи,

Как с тяжелой походкой волы,

Животами, листвой хрипящими,

По коленкам марают стволы.

Вот оно, мое стадо рыжее!

Кто ж воспеть его лучше мог?

Вижу, вижу, как сумерки лижут

Следы человечьих ног.

Русь моя, деревянная Русь!

Я один твой певец и глашатай.

Звериных стихов моих грусть

Я кормил резедой и мятой.

Взбрезжи, полночь, луны кувшин

Зачерпнуть молока берез!

Словно хочет кого придушить

Руками крестов погост!

Бродит черная жуть по холмам,

Злобу вора струит в наш сад,

Только сам я разбойник и хам

И по крови степной конокрад.

Кто видал, как в ночи кипит

Кипяченых черемух рать?

Мне бы в ночь в голубой степи

Где-нибудь с кистенем стоять.

Ах, увял головы моей куст,

Засосал меня песенный плен.

Осужден я на каторге чувств

Вертеть жернова поэм.

Но не бойся, безумный ветр,

Плюй спокойно листвой по лугам.

Не сотрет меня кличка «поэт»,

Я и в песнях, как ты, хулиган.

Маякоский: (иронично) – Взбрезжи?.. Ветр?! Да вы хулиган, Есенин! (уходит со сцены)

Есенин: – А Маяковский просто безграмотен!

Маяковский возвращается, занимает прежнее место.

Есенин (кричит): – Вырос с версту ростом и думает – мы испугались – не запугаешь этим!

Маяковский: - Фабрики строить надо! Рулить страной! А вы тут развели г… (шум в зале нарастает, слышны крики «Правильно!» и противоположные «Читай давай!»).

Маяковский: - «Война объявлена – слышите вы?! (к Есенину)

Вечернюю! Вечернюю! Вечернюю!

Италия! Германия! Австрия!"

И на площадь, мрачно очерченную чернью,

багровой крови пролилась струя!

Морду в кровь разбила кофейня,

зверьим криком багрима:

"Отравим кровью игры Рейна!

Громами ядер на мрамор Рима!"

С неба, изодранного о штыков жала,

слёзы звезд просеивались, как мука в сите,

и подошвами сжатая жалость визжала:

"Ах, пустите, пустите, пустите!"

Бронзовые генералы на граненом цоколе

молили: "Раскуйте, и мы поедем!"

Прощающейся конницы поцелуи цокали,

и пехоте хотелось к убийце - победе.

Громоздящемуся городу ур_о_дился во сне

хохочущий голос пушечного баса,

а с запада падает красный снег

сочными клочьями человечьего мяса.

Вздувается у площади за ротой рота,

у злящейся на лбу вздуваются вены.

"Постойте, шашки о шелк кокоток

вытрем, вытрем в бульварах Вены!"

Газетчики надрывались: "Купите вечернюю!

Италия! Германия! Австрия!"

А из ночи, мрачно очерченной чернью,

багровой крови лил_а_сь и лил_а_сь струя.

Аудитория удовлетворена, начинают собираться. Есенин вскакивает на стол:


 

Есенин: – Я надеюсь, что вы мне верите. Я эти стихи знаю. Это лучшие стихи изо всех, что были написаны за последнее время!

Ведущий: - Господа, дайте же слово Есенину! Его ход!

Аудитория неохотно усаживается.

Есенин: (проникновенно) Я люблю родину.
Я очень люблю родину!
Хоть есть в ней грусти ивовая ржавь.
Приятны мне свиней испачканные морды
И в тишине ночной звенящий голос жаб.
Я нежно болен воспоминаньем детства,
Апрельских вечеров мне снится хмарь и сырь.
Как будто бы на корточки погреться
Присел наш клен перед костром зари.
О, сколько я на нем яиц из гнезд вороньих, 
Карабкаясь по сучьям, воровал!
Все тот же он теперь, с верхушкою зеленой?
По-прежнему ль крепка его кора?

(Почти без перерыва начинает читать второе, перекрикивает аудиторию, когда все затихают, слезает со стола. Шершневич жестом поднятой руки просит внимания для Есенина)

Маяковский: - Тихо! Пусть читает…

Есенин: Мне осталась одна забава:
Пальцы в рот – и веселый свист.
Прокатилась дурная слава,
Что похабник я и скандалист.

Ах! Какая смешная потеря!
Много в жизни смешных потерь.
Стыдно мне, что я в Бога верил.
Горько мне, что не верю теперь.

Золотые, далекие дали!
Все сжигает житейская мреть.
И похабничал я и скандалил
Для того, чтобы ярче гореть.

Дар поэта – ласкать и корябать,
Роковая на нем печать.
Розу белую с черной жабой
Я хотел на земле повенчать.

Пусть не сладились, пусть не сбылись
Эти помыслы розовых дней.
Но коль черти в душе гнездились – 
Значит, ангелы жили в ней.

Вот за это веселие мути, – 
Отправляясь с ней в край иной,
Я хочу при последней минуте 
Попросить тех, кто будет со мной, -

Чтоб за все за грехи мои тяжкие,
За неверие в благодать
Положили меня в русской рубашке
Под иконами умирать.


 

Тогда я понял,
Что такая Русь.
Я понял, что такое слава.
И потому мне
В душу грусть 
Вошла, как горькая отрава.
На кой мне черт.
Что я поэт!...
И без меня в достатке дряни.
Пускай я сдохну,
Только…
Нет, 
Не ставьте памятник в Рязани!


 

Вы помните,
Вы все, конечно, помните,
Как я стоял,
Приблизившись к стене,
Взволнованно ходили вы по комнате
И что-то резкое 
В лицо бросали мне.

Вы говорили:
Нам пора расстаться,
Что вас замучила 
Моя шальная жизнь,
Что вам пора за дело приниматься,
А мой удел – 
Катиться дальше вниз.

Любимая! 
Меня вы не любили.
Не знали вы, что в сонмище людском
Я был, как лошадь загнанная в мыле,
Пришпоренная смелым ездоком.

Не знали вы,
Что я в сплошном дыму,
В разворочённом бурей быте
С того и мучаюсь, что не пойму – 
Куда несет нас рок событий.


 

Дочитывает в тишине. Затем все актеры уходят.

Рефлексия.

Теперь у публики есть время поразмыслить над тем, что они видели и слышали. Студенты обсудят впечатления на следующем занятии по литературе, остальные обмениваются впечатлениями в свободном порядке.


 


 

Список литературы:

Бениславская Г. А. Воспоминания о Есенине / С. А. Есенин в воспоминаниях современников. Том 2.

Грузинов И. В. Есенин в воспоминаниях… - Т. 1, с. 358—359.

«Харчевня зорь». Есенин, Мариенгоф, Хлебников. Изд-во «Имажинисты», 1920, стр. 11.


 

Интернет-ресурсы

7 скандалов Сергея Есенина // http://russian7.ru/post/7-skandalov-sergeya-esenina/

К проблеме личности писателя: Есенин и Маяковский// Развитие личности [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://rl-online.ru/info/authors/71.html, 2003.

Кравченко А.И. Советская литература первой половины XX века// Кравченко А.И. Культурология: Учебное пособие для вузов.— 3-е изд. М.: Академический Проект, 2002// Портал «Твой учебник» [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://bookucheba.com/page/kulturologis/ist/ist-11--idz-ax249--nf-86.html, 2010.

Маяковский В. В. Как делать стихи? // Маяковский В. В. Полное собрание сочинений: В 13 т. – Т. 12. – Статьи, заметки и выступления: (Ноябрь 1917 — 1930). — М.: Худож. лит., 1959. – С. 81-117. // ФЭБ [Электронная библиотека]. – Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/mayakovsky/texts/ms0/msc/msc-081-.htm, 2002.

Предсмертная записка Владимира Маяковского// Владимир Владимирович Маяковский [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://v-mayakovsky.com/zapiska.html, 2002-2010.

Чудакова М. Дуэль с властью// Огонёк [электронный ресурс]. – Режим доступа: http://www.ogoniok.ru/5053/21/, 2008.

Швецова Л. К. Есенин и Маяковский: (Из наблюдений над поэтическим языком) // Известия Академии наук СССР. Отделение литературы и языка. — М.: Изд-во АН СССР, 1970. — Т. XXIX. Вып. 4. — С. 308—319// ФЭБ [электронная библиотека]. – Режим доступа: http://feb-web.ru/feb/izvest/1970/04/704-308.htm, 2002.

Опубликовано в группе «УРОК.РФ: группа для участников конкурсов»


Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.