12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
 
Материал опубликовал
Анатолий538
Образование высшее-техническое (настоящее - Советское); Майор в отставке;Место работы: ГБОУ СПО ЛНР "Первомайский колледж", заместитель директора по УПР;Начинал в колледже (тогда еще лицее) с должности мастера п/о;Хобби - моделирование и радиоэлектроника

ГОСУДАРСТВЕННОЕ БЮДЖЕТНОЕ ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

СРЕДНЕГО ПРОФЕССИОНАЛЬНОГО ОБРАЗОВАНИЯ

ЛУГАНСКОЙ НАРОДНОЙ РЕСПУБЛИКИ

«ПЕРВОМАЙСКИЙ КОЛЛЕДЖ»















МЕТОДИЧЕСКАЯ РАЗРАБОТКА


по организации и проведению внеурочного мероприятия по предметам «Основы безопасности жизнедеятельности», «Начальная военная подготовка»

«ЛЕГЕНДЫ СОВЕТСКОЙ РАЗВЕДКИ»














Разработал зам.директора по УПР, преподаватель ОБЖ Евков А.А.


2020г


Актуальность: внеаудиторная работа историко-патриотической направленности с изучением материалов о советских разведчиках середины XXв.

Цели:

Формирование военно-патриотических качеств у будущих защитников Отечества.

Инициация познавательности у обучающихся.

Ознакомление учащихся с легендарными работниками внешней разведки СССР середины XXв.

Задачи:

Исторический аспект – знакомство с агентами внешней разведки СССР середины XXвека.

Создание методических условий для патриотического воспитания внеурочной и кружковой деятельности.

Методическое обеспечение:

Собственно методическая разработка.

Доклады обучающихся.

Наглядные пособия:

Демонстрационные фотографии разведчиков.

Оптимальное время проведения: 90 минут (2 по 45минут).

Место: Кабинет ОБЖ.

Метод: Активный (взаимодействие происходит по векторам учитель-ученик, ученик-ученик).

Схема занятий:

Занятие 1.Информация об отдельных агентах внешней разведки СССР в данном направлении. (Доклады преподавателя и учащихся. Время 45 минут).

Занятие 2.Информация о ключевых лицах советской внешней разведки. (Доклады учащихся. Время 45 минут).

Учащиеся самостоятельно делают выводы о роли разведчиков.

Материал для озвучивания на занятии и базовая информация для докладчиков:

Ботян Алексей Николаевич

t1594892569aa.jpg

Алексей Николаевич Ботян (10 февраля 1917, д.Чертовичи, Виленская губерния, Российская империя – 13 февраля 2020, Москва, Россия) – советский разведчик, ветеран Второй мировой войны, Герой Российской Федерации (2007), полковник. Сыграл значительную роль в сохранении города Краков от разрушения немецкими войсками. Один из прототипов главного героя романа Юлиана Семёнова «Майор Вихрь» и одноимённого художественного фильма.

Родился в крестьянской семье, проживавшей на территории Западной Белоруссии, в Воложинском районе Минской области, которая в марте 1921 года отошла к Польше. Отец – столяр. Окончил школу, а в 1935 году – педагогическое училище. В 22 года был призван в польскую армию, в составе которой служил капралом 3-го дивизиона зенитной артиллерии в городе Вильно. В сентябре 1939 года, будучи наводчиком расчёта зенитного орудия, участвовал в боях против германского вторжения в Польшу. Под Познанью его орудие сбило три самолёта Junkers.

Когда в сентябре 1939 года западные районы Белоруссии были заняты советскими войсками, вернулся в родное село. Стал гражданином СССР, в 1940 году окончил педагогические курсы, работал заведующим начальной школой села Ровковичи Воложинского района. Также был комсомольским активистом. В мае 1941 году зачислен в НКВД и направлен на учёбу в Высшую разведывательную школу. В июле 1941 года зачислен в состав Отдельной мотострелковой бригады особого назначения, подчинявшейся четвёртому управлению НКВД СССР (начальник управления – Павел Судоплатов). В 1942 году направлен в глубокий тыл врага в западные районы Украины и Белоруссии. Действовал там как самостоятельно, так и в составе крупных партизанских отрядов. Был заместителем по разведке командира партизанского соединения Героя Советского Союза Виктора Карасёва.

Под его непосредственным руководством проведена операция по взрыву немецкого гебитскомиссариата в городе Овруч Житомирской области Украинской ССР, когда там находилась инспекция из Германии. В результате этой операции 9 сентября 1943 года уничтожено 80 гитлеровских офицеров.

В мае 1944 года по заданию Центра во главе группы из 28 человек совершил переход в Польшу, имея задачу организации разведки расположения и передвижения противника в районе города Кракова. Алексей Ботян сумел организовать взаимодействие и совместные боевые операции с такими разными политическими силами, как части Армии Крайовой, Армии Людовой и крестьянскими Батальонами Хлопскими. Под его руководством была проведена операция по захвату города Илжа, в ходе которой из тюрьмы были освобождены арестованные польские патриоты. В настоящее время в городе Илжа установлен памятник героям этого боя, на котором вместе с именами поляков выбиты имена и советских бойцов группы Ботяна. В конце 1944 года бойцами группы был захвачен инженер-картограф Зигмунд Огарек. Огарек дал ценные показания о складе взрывчатки, доставленной в Ягеллонский замок в городе Новы-Сонч, которую предполагалось использовать для уничтожения исторического центра Кракова, Рожновской плотины и мостов через реку Дунаец. Алексею Ботяну удалось внедрить в находящийся в 90км от Кракова замок под видом грузчика польского патриота, который установил мину замедленного действия. Утром 18 января 1945 года мина была приведена в действие, и вражеский склад взлетел на воздух. На следующий день в Краков вошли передовые части 1-го Украинского фронта под командованием Маршала Советского Союза Ивана Конева. Город практически не пострадал в ходе боевых действий.

В 1947 году был заброшен в Чехословакию под видом рабочего-чеха, работал слесарем на заводе в городе Жатец Судетской области. В дальнейшем неоднократно выезжал в заграничные командировки в различные европейские страны для выполнения сложных и ответственных заданий, сведения о которых ещё засекречены.

Привлекался для консультирования сотрудников группы специального назначения «Вымпел».


t1594892569ab.jpg Классик разведки

Борис Александрович Соломатин (31 октября 1924 года, Одесса — 21 декабря 2005 года Москва) — советский разведчик, генерал-майор. За почти сорок лет службы во внешней разведке возглавлял резидентуры в Дели, Вашингтоне, Нью-Йорке и Риме, являлся заместителем начальника внешней разведки (1968—1971), советником председателя КГБ СССР. Прозвища от соратников: «классик разведки», «боевой оперативник», «волкодав».

Родился в семье военнослужащего, мать занималась домашним хозяйством. Среднюю школу окончил в годы Великой Отечественной войны в Тбилиси. С июня 1942 года курсант Тбилисского артиллерийского училища (ускоренная шестимесячная подготовка). На фронте командир взвода полковой артиллерии, был помощником начальника батальонной и полковой разведки. Участвовал в битве на Курской дуге, затем в составе 1-го и 2-го Белорусских фронтов освобождал Минск и Белосток, с боями прошел Восточную Пруссию. В звании старшего лейтенанта встретил Победу.

В 1946 году демобилизовался из армии и поступил в Московский институт международных отношений (МГИМО), который окончил в 1951 году, юрист-международник. С 1951 года сотрудник Комитета информации при МИД СССР (внешней разведки). Окончил Высшую разведшколу (группа японского языка).

1954-1958 — командировка в Индию в качестве оперработника. Атташе, второй секретарь посольства СССР в Индии.

1959 год — обучение на курсах усовершенствования (Москва).

1960-1963 — вторая командировка в Индию. «Легальный» резидент КГБ в Дели.

1963-1965 — работа в центральном аппарате внешней разведки в Москве в отделе курирующем США.

1965-1968 — командировка в США. Главный «легальный» резидент КГБ в Вашингтоне. В течение почти 20 лет, в самый разгар холодной войны, руководил важнейшими разведывательными операциями КГБ против США. В 1967 году завербовал Джона Уокера, что позднее было названо крупнейшим провалом в системе безопасности США. В числе завербованных Соломатиным – морской офицер Гленн Майкл Соутер, передавший КГБ документальную информацию о военно-стратегических планах США в Средиземноморье, на Ближнем Востоке и в других регионах, сценарии учений с применением ядерного оружия.

1968-1971 — заместитель начальника Первого Главного управления КГБ СССР.

1971-1975 — заместитель постоянного представителя СССР при ООН. «Легальный» резидент КГБ в Нью-Йорке. Сменил его Дроздов, Юрий Иванович.

С 1975 года — «Легальный» резидент КГБ СССР в Риме. На этой должности в 1980 году принял участие в вербовке Глена Соутера.

С 1988 года в отставке.

Ю. В. Андропов называл Соломатина «классиком разведки». В среде разведчиков за ним прочно закрепились и другие прозвища: „боевой оперативник“, „волк с мертвой хваткой“, „живая легенда“.

«Этот человек причинял нам серьезные неприятности всюду, где бы он ни работал. Его считают, вероятно, одним из лучших оперативников, которые когда-либо служили в КГБ. Трудно оценить масштабы урона, который он нанес Соединенным Штатам», — так писал о нем в 1995 году американский журнал «Вашингтон пост мэгэзин» со ссылкой на мнение руководителей американских спецслужб.

Отставной помощник директора ФБР по разведке Филип Паркер (Philip Parker) назвал Соломатина «сущим наказанием»…


Разведчик и ученый

t1594892569ac.jpg Иосиф Ромуальдович Григулевич (литовский вариант — Юозас Григулявичус (лит. Juozas Grigulevičius); псевдонимы: Артур, Макс, Мигель, Юзик, Падре, Фелипе; литературный псевдоним: И. Лаврецкий; 5 мая 1913, Вильно, Российская империя — 2 июня 1988, Москва, СССР)  советский разведчик-нелегал, впоследствии учёный-латиноамериканист. Исследователь нетрадиционных религий и культов. Доктор исторических наук (1965), член-корреспондент АН СССР (1979). В мае 1937 года — руководитель советской разведки ИНО НКВД Слуцкий отправляет группу агентов, в том числе Григулевича, в Барселону для подавления вооружённого выступления POUM. 20 июня 1937 года группа под руководством резидента НКВД в Испании А. М. Орлова, при участии Григулевича, похищает из тюрьмы и спустя два дня тайно убивает лидера POUM Андреса Нина. В октябре 1937 года работал в Испании на должности переводчика резидентуры иностранного отдела НКВД. Участвовал в боевых действиях на стороне республиканцев. Григулевич познакомился с мексиканским художником Давидом Сикейросом, который был коммунистом-сталинистом. Вскоре Григулевич был отправлен в Москву для учёбы на спецкурсах НКВД.

Работа в странах Латинской Америки

24 декабря 1940 года — вернулся в Аргентину.

6 июня 1941 года — указом Президиума Верховного Совета награждён орденом Красной Звезды.

Июнь 1941 года — назначен резидентом в Южной Америке. Занимался созданием агентурной сети ИНО НКВД в Аргентине, Чили, Уругвае и Бразилии. Формировал антифашистские диверсионные группы в нейтральной Аргентине («Д-группа»).

1941-43 годы — организует диверсии на кораблях, поставляющих стратегические материалы нацистской Германии (через Испанию и Португалию).

1943 год — резидентура НКВД подвергается большому давлению со стороны полицейских органов и спецслужб Аргентины. Григулевич предпринимает меры по реорганизации разведсети.

Июль 1944 года — свёртывание работы резидентуры в Аргентине.

29 октября 1944 года — арест многих участников «Д-группы». Григулевич уезжает в Монтевидео. Переброска архива резидентуры из Аргентины в Уругвай.

Август-сентябрь 1945 года — перебрался в Бразилию под именем Теодоро Б. Кастро, гражданина Коста-Рики.

1946 год — бразильский этап подготовки для заброски в Европу.

Ноябрь 1947 года — переезд из Рио-де-Жанейро в Москву после разрыва советско-бразильских отношений.

1948 год — учёба на курсах нелегалов в Москве. Подготовка легенды для работы в Европе.

Работа в Италии

1949 год — в качестве резидента (псевдоним «Макс») командируется в Италию.

1950 год — налаживание импортно-экспортной «крыши» в Италии.

1951 год — активная дипломатическая и разведывательная работа в Италии.

14 мая 1952 года — посол Коста-Рики Теодоро Б.Кастро (он же И. Р. Григулевич) вручил верительные грамоты президенту Италии. «Это было высшее достижение советской нелегальной разведки». Ноябрь 1953 года — возвращение в Москву.

1954—1955 годы — учёба в Высшей партийной школе. 1956 год — Григулевич выведен из резерва нелегальной разведки и направлен на работу во Всесоюзное общество по культурным связям с зарубежными странами.

1970-е годы — по представлению председателя КГБ СССР Ю.В.Андропова награждён Орденом Красного Знамени.



Позывной «Бир»


t1594892569ad.jpg Ирина Алимова, Шамиль Хамзин


На родном языке её имя звучит Бибииран, родилась на юге Туркмении, в городе Мары, в июне 1920-го. Ее отец был известен как искусный часовщик и ювелир не только в своём городе, но и далеко за его пределами. Отказавшись от предложения получить работу в Тегеране, Карим Алимов с семьёй перебрался в Ашхабад. Бибииран ещё со школьной скамьи начала мечтать о сцене. И все же выбрала специальность ветеринара-хирурга, чтоб получить профессию и помогать семье.

Но от искусства она не отошла. Красивую второкурсницу рабфака при Ашхабадском сельхозинституте заметили работники киностудии «Туркменфильм». От них Ирина получила заманчивое предложение – сыграть главную роль в картине «Умбар». В 1937 году фильм вышел на экраны страны, и Ира стала знаменитостью. Алимову отправили обучаться актёрскому мастерству в Ленинград. Её наставником стал знаменитый режиссёр и сценарист Григорий Козинцев. В 1940-м Ирину распределили на киностудию «Узбекфильм», где почти сразу утвердили на главную роль в новой картине. Однако судьба распорядилась иначе, и актёрский талант Ирины Каримовны нашёл другое применение.

С началом Великой Отечественной Бибииран пошла добровольцем на фронт. Ей довелось служить в отделе военной цензуры. С осени 1941-го девушка стала сотрудником органов госбезопасности. Уже после демобилизации, в Ашхабаде, Ирину привлекли к работе в контрразведке, а в начале 1947 года её вызвали в Москву. На Лубянке Алимовой предложили стать агентом-нелегалом за границей, на что она согласилась без малейших колебаний. Ирину предполагалось направить в Японию для возрождения советской резидентуры, практически прекратившей деятельность после провала и гибели Рихарда Зорге.

За почти 5 лет обучения девушка овладела несколькими иностранными языками, ознакомилась с традициями японцев, постигла их менталитет. Возглавлял операцию профессиональный разведчик Шамиль Хамзин, известный под псевдонимом «Халеф». В 1952-м Шамиль Абдуллазянович направился в Страну цветущих хризантем. В пути к нему присоединилась «Бир» – такой позывной получила Алимова. Согласно предписанию Центра, разведчики зарегистрировали брак и стали супругами Садык. Впоследствии этот союз превратился из фиктивного в настоящий, продолжившийся и после выхода обоих в отставку.

Первым местом жительства «Халефа» и «Бир» в Японии стал город Кобе. Затем семейный дуэт разведчиков переехал в Токио. В качестве прикрытия для советских нелегалов была выбрана коммерческая деятельность: они стали компаньонами торговой фирмы, а со временем открыли собственный магазин. Основной задачей был сбор данных о взаимоотношениях Японии как с США, так и с СССР.

Приветливые и общительные, Ирина и Шамиль легко заводили знакомства с нужными людьми, среди которых было много офицеров. Алимова была частой посетительницей общественного женского клуба для жён иностранных дипломатов и офицеров. Особую благодарность руководства чета Садык получила за аэрофотоснимки американских военных баз, аэродромов и пунктов дислокации местных сил самообороны.

Масштабы разведработы, проведённой супругами Садык, трудно переоценить. Свидетельством этому может служить их оперативное дело, которое насчитывает свыше семи тысяч страниц.

В 1966-м супружеская пара советских нелегалов получила распоряжение Центра возвращаться домой. Через год Ирина Каримовна вышла в отставку. Шамиль Абдуллазянович ещё 12 лет выполнял задания командования.

Будучи отставниками, майор Алимова и полковник Хамзин вели активную общественную деятельность. Ирина Каримовна ещё раз снялась в кино – на этот раз в документальном телефильме, в котором прозвучали её воспоминания о том, как они с мужем выполняли задание Родины в далёком островном государстве.

Родина высоко оценила мужество и результативную работу Алимовой и Хамзина, о чём свидетельствует множество боевых орденов и медалей разведчиков-нелегалов.


«Зефир» и «ЭЛЬЗА»

t1594892569ae.jpg Михаил и Елизавета Мукасей – разведчики-нелегалы.

За десятилетия странствий и мотаний по миру у них не было ни одного прокола. У контрразведок противника ни намека на подозрения. Незаметное возвращение господ «X» и «У» домой, где их ждали честно заработанные почёт и уважение. И, как полагается в таких случаях, далее полнейшая тишина.

И если бы не их дети — кинооператор Анатолий Мукасей и его жена-киноакгриса, режиссер Светлана Дружинина, искренне гордящиеся родителями, разведчики-нелегалы Михаил и Елизавета Мукасей до сих пор не были бы известны широкому кругу читателей, да и вообще простым людям.

Михаил Исаакович Мукасей родился 13 августа 1907 года в белорусской деревне Замостье, где семья Мукасеев проживала уже не одно поколение. Мукасеи были потомственными кузнецами. Однако Михаила, по всей видимости, не сильно прельщало кузнецкое ремесло, а может быть, ему просто хотелось вырваться из деревни, – по достижении совершеннолетия он отправился в Ленинград, где для начала устроился на работу на Балтийский судостроительный завод.

Поступил в Ленинградский университет, после окончания которого его командировали в Ленинградский восточный институт, где Мукасей изучал иностранные языки, в их числе – английский и бенгальский. В эти годы Михаил познакомился со своей будущей женой и соратником по разведывательной работе Елизаветой Емельяновой, в то время студенткой биологического факультета Ленинградского университета. В тридцатилетнем возрасте Мукасей стал сотрудником разведки – известно, что в 1937 году он учился в школе Разведывательного управления Рабоче-Крестьянской Красной Армии.

Первым ответственным заданием Михаила Мукасея стала работа в Лос-Анджелесе, где он находился с 1939 по 1943 год в качестве советского вице-консула. Голливуд принял разведчика едва ли не с распростертыми объятиями: в то время в среде американской творческой элиты был в моде интерес к советской культуре. Этот интерес следовало использовать, и в советском консульстве стали часто устраивать кинопросмотры, концерты, коктейльные вечеринки. За короткое время Михаил Мукасей свел знакомство со всеми местными знаменитостями, в числе его друзей значились кинозвезды, музыканты и писатели, многие из которых были вхожи в высшие сферы государственной власти Соединенных Штатов – президент Франклин Рузвельт очень гордился своими добрыми отношениями с творческой элитой страны. Мукасей был коротко знаком с мегазвездами американского немого кино Мэри Пикфорд и ее мужем Дугласом Фэрбенксом, Чарльзом Спенсером Чаплином, который не раз поставлял разведчику конфиденциальные сведения, почерпнутые из весьма близких к президенту США источников. Михаил водил дружбу с Уолтом Диснеем, Теодором Драйзером, Сергеем Рахманиновым, кинорежиссером Борисом Морозом, который официально являлся советским резидентом в США, – он сдался ФБР в 1947 году, выдав многих из своих коллег по резидентурной сети. По счастью, Михаила Мукасея к тому времени уже давно не было в Соединенных Штатах.

В Центр из США одно за другим летели донесения с важнейшими сведениями, которые Мукасею удавалось раздобыть через своих знаменитых информаторов. В 1939 году Мукасей шлет в Москву предупреждение о том, что Япония готовится вступить в войну против СССР, но на ближайшее время решимость японских лидеров вызывает большие сомнения. Сведения были самые надежные – Чарли Чаплин, коротко знакомый с Элеонорой Рузвельт, женой президента США, получил эту информацию, что называется, «из первых рук». Несколькими неделями позже сведения подтвердились донесением другого разведчика – Рихарда Зорге, работавшего в то время в Токио. В благодарность за доставленную информацию – хотя официальным поводом стала известная фраза Чаплина о том, что он любит советских людей, советских детей и даже советских животных, – вице-консул с согласия Центра подарил американскому комику бурого медвежонка Чарли, доставленного с первым советским пароходом, причалившим к побережью Северной Америки. Подарок произвел на Чаплина неизгладимое впечатление, и медвежонок жил в доме актера довольно долго, пока не превратился во взрослого медведя, после чего его отправили в зоопарк.

Однако работа разведчика далеко не всегда была праздником – часто приходилось рисковать. В задачи Михаила Мукасея входила также забота о резидентах: он должен был обеспечивать им беспрепятственный въезд на территорию Соединенных Штатов, а когда требовалось, то и помочь выехать из страны. Однажды для этого пришлось даже организовать на борту советского парохода прием с участием голливудских звезд. Разведчик-нелегал, за которым по пятам шли агенты ФБР, легко затерялся в толпе, а ищейки остались с носом. Расчет Мукасея был верен: не станет же ФБР допрашивать знаменитостей – и без того отношения между Голливудом и секретными службами были крайне натянутыми.

В 1943 году супруги Мукасей вернулись в СССР. Михаила назначили заместителем начальника учебной части разведшколы в Москве, а потом пригласили на Лубянку для «работы в особых условиях». Мукасеи недолго раздумывали над предложением и в 1955 году выехали в одну из западноевропейских стран в качестве теперь уже резидентов. Целью их работы было создание развитой советской резидентской сети в Западной Европе. После предательства Бориса Мороза имя и лицо советского разведчика Михаила Мукасея было хорошо известно не только в США, но и по эту сторону Атлантического океана – в ФБР, руководимом в те годы Эдгаром Гувером, была хорошо налажена информационная связь с европейскими контрразведками. Однако, несмотря ни на что, Мукасей выполнил все поставленные перед ним задачи.

Более двадцати лет, вплоть до 1977 года, супруги Мукасей, скрываясь под позывными «Зефир» и «Эльза», работали в Европе, выполняя задания Москвы. Кроме выполнения сверхсекретных заданий, Михаил и Елизавета осуществляли общее руководство советской региональной резидентурой в Европе: вся информация от резидентов стекалась к ним, обрабатывалась и передавалась в Центр.

За это время несколько раз они были на грани разоблачения. Например, швейцарские газеты много писали о радиопередатчике, который якобы удалось запеленговать контрразведке, не добавляли оптимизма и обыски в домах по соседству, но все обошлось благополучно. После Швейцарии был Париж, где коллега Михаила и Елизаветы умирал от рака. Они несколько лет прожили во Франции, заменив скончавшегося «К.» и выполняя его работу.

Год Мукасеи провели в Израиле. В это время (1967–1968 годы) у СССР не было дипломатической миссии в этой стране, а следовательно, не было и легальной резидентуры КГБ. Супругам пришлось взять на себя ответственность в «сложный переходный период». Претерпели ли они моральный ущерб как евреи, «замечательно справившись с задачей»? Думается, вряд ли: случай Мукасеев не единственный – для советского разведчика, еврея в том числе, таких понятий, как национальность и вероисповедание, должно быть, не существовало.

По возвращении в Москву Михаил и Елизавета Мукасей занялись подготовкой нового поколения резидентов. Их ученики работали – а может быть, работают и сейчас – во многих странах мира, практически на всех континентах планеты.

За выдающиеся заслуги перед страной Михаил Исаакович Мукасей был награжден множеством орденов и медалей. В их числе – ордена Красного Знамени и Красной Звезды, орден святого князя Александра Невского I степени, медаль «За боевые заслуги». Кроме того, за выдающийся вклад в обеспечение безопасности страны Михаил Мукасей был удостоен золотой медали и премии имени Юрия Андропова.

Днем 19 августа 2008 года информационное агентство ИТАР–ТАСС передало, что легендарный советский разведчик скончался в возрасте ста одного года. Он умер в своей квартире в Москве, в присутствии жены Елизаветы, с которой за семьдесят шесть лет совместной жизни и работы чуть ли не в буквальном смысле прошел огонь, воду и медные трубы.




Опубликовано


Комментарии (1)

Спицына Любовь Ивановна, 17.07.20 в 13:10 0 Ответить Пожаловаться
Здравствуйте! Подскажите, пожалуйста, материалы разработки уже были реализованы на занятиях или только планируется их проведение?
Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.