12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовала
Никитушкина Ирина Петровна3004
Люблю читать исторические романы, путешествовать, заниматься благотворительностью, работать над проектами по краеведению с моими учениками
Россия, Самарская обл., Похвистнево
Материал размещён в группе «Творчество наших учеников»

Светлой памяти всех, кто жил и работал в то

сложное и суровое время, посвящается наша работа.

«Школа и война»


     Такой город как наш принято называть глубинкой. Но в воскресный июньский день 1941 года страшная весть с быстротой молнии добралась и до нашего города. С того часа одинаковой жили целью и похвистневцы, и москвичи, и севастопольцы, и ленинградцы. Цель эта была предельно ясной – отстоять Родину, победить врага. В 1941 году состоялся первый выпуск учащихся из 15 учеников. (Приложение № 1)

     Уже на второй день после объявления войны здание школы № 1 превратилось в призывной пункт военкомата. У дверей стоял часовой с винтовкой, во дворе – огромная толпа мужчин, получивших повестки. (Приложение №2)

     Когда схлынула первая волна мобилизации и вошла в более или менее нормальное управляемое русло, призыв проходил уже в самом военкомате (Приложение № 3). Учителя- мужчины, которые не были призваны в первые дни войны, вступили в народное ополчение, перешли на казарменное положение, проводили занятия в классных помещениях, а практическую часть (рытьё окопов, тактические учения) осваивали за Кинелём в вязовской роще.

     Согласно решению поселкового Совета во дворе школы рыли бомбоубежище, а окна оклеивали крест-накрест полосками газетной бумаги. Считалось, что в случае бомбёжки они удержат стёкла от рассыпания. Шились шторы для светомаскировки. Всюду висели плакаты с изображениями контуров фашистских самолеты, чтобы, если они появятся в небе, люди успели укрыться. К счастью, немецкие бомбардировщики до Похвистнево не долетали, и ужасов бомбёжки нам испытать не довелось.

     Появились первые эвакуированные, т.е. люди, успевшие уехать из западных областей до прихода фашистов. Вот им-то пришлось испытать налёты немецких самолетов в пути и терять своих родных и близких. Этим же летом в Похвистнево был эвакуирован обозный завод из украинского города Павлограда. Он разместился в старых свинарниках Вязовки.

     В течение лета всех учителей-мужчин призвали на фронт. В том числе директора школы Е.И. Панюшева, завхоза П.А. Чернышёва, военрука С.А. Плигина и многих других. Была мобилизована и школьная автомашина ГазАА вместе с шофёром Бамбуриным.

     Из воспоминаний Панюшева Г.Е, сына директора школы: «1 сентября школа приступила к занятиям. В классах появилось много ребят с необычными для нас фамилиями: Кац, Голод, Чайка, Гаркуша, Лившиц, Цеханская и другие. Это были дети работников обозного завода и других беженцев.

Осень стояла мягкая, сухая, как в стихотворении, которое как раз учили в классе:

«Есть в осени первоначальной короткая, но дивная пора –

Весь день стоит как бы хрустальный и лучезарны вечера…», -

     Вдохновенно читала детям учительница русского языка и литературы Вера Николаевна Шабаева.

     Уже в сентябре получили повестки мальчишки-десятиклассники. Они ещё ходили в школу некоторое время, видимо, оформляли документы.

     В каменной школе занимались мы недолго. Был получен приказ освободить её под госпиталь, а мы перебрались в деревянное здание, на месте которого сейчас стоит военкомат. Учились в три смены, так как число учащихся заметно увеличилось за счёт эвакуированных, а классных комнат не хватало, поэтому занимались в нескольких домах, расположенных там, где сейчас находятся Вечный огонь и Дворец культуры.

     Окна классных комнат выходили на железную дорогу, и можно было видеть идущие на фронт эшелоны с солдатами, пушками и танками, крытыми брезентом. На Восток же гнали платформы с битой немецкой и нашей техникой, которую везли в Челябинск на переплавку. Мальчишки часто убегали с уроков, чтобы полазить среди груд металла и «разжиться» каким-нибудь сломанным револьвером или даже неразорвавшейся гранатой. Легко можно было найти противотанковые снаряды, мины, пулемётные ленты. Было несколько случаев, когда гранаты взрывались в руках ребят, и они или погибали, или оставались калеками».

     Директором школы в это период очень недолго был Ефим Петрович Яковенко из эвакуированных. Он умер той же осенью. После него школой стала руководить Антонина Тарасовна Суд-Злочевская, уроженка Украины, очень добрая и деятельная женщина, которая вела математику в 6-х классах. Ученики её очень любили.

     Главная забота директора – отопление школы. Топилась она дровами, которые привозили из колхоза «Фундамент социализма» (село Рысайкино) на лошадях, и задачей учащихся было разгрузить брёвна с саней, распилить, расколоть, сложить в сарай. Топливо поступало нерегулярно, поэтому в школе зачастую было холодно, занимались в пальто и шубах. В чернильницах замерзали чернила.

     С первых дней учебного 1941 – 1942 года по распоряжению облисполкома учащиеся 8 – 10-х классов были направлены в колхоз «Путь к коммунизму» Ёгинского сельского Совета на сельскохозяйственные работы.

Из книги приказов по школе № 1:

«Приказ № 1

По Похвистневской средней школе

от 28 /X – 41 г.

& 1

     На основе телеграфного распоряжения Куйбышевского облисполкома по мобилизации учащихся средней школы, техникумов и вузов на сельскохозяйственные работы:

С 29 / X – 41 года мобилизовать учащихся 8-9-10 классов на сельскохозяйственные работы в колхоз «Путь к коммунизму» Ёгинского Сельского Совета. Для руководства со стороны учительского коллектива выделить следующих преподавателей:

Рябова Афанасия Михайловича,

Подлиппову Наталью Фёдоровну,

РубцовуАнну Павловну.

Общее руководство возложить на преподавателя Рябова А.М.

Директор школы: Канжин М.А.

     В январе 1942 года в старших классах ввели предмет трактороведение. На этих уроках, проводимых на машинно-тракторной станции (МТС), готовили будущих трактористов.

     Все мероприятия проходили под лозунгом: «Всё для фронта, всё для победы!». Ученики вязали варежки, шили рукавицы, фуфайки.

     В посылки вкладывались кисеты с махоркой и письмами. С бойцами завязывалась переписка.   В помощь фронту собирались денежные средства. В школе организовывались всевозможные лотереи, доход от которых сдавался в фонд обороны. Начали действовать команды тимуровцев, которые оказывали помощь семьям фронтовиков. Ребята пилили, кололи дрова, убирали в квартирах, занимались с детьми, пока родители были на работе, отоваривали продуктовые карточки.

     Помогали учащиеся и в работе госпиталя. Девочки стирали бинты, гладили их, сворачивали так, чтобы удобно было перевязывать раны. Мальчики писали письма под диктовку раненых и т.д. Систематически организовывали для них концерты. Ученики приносили с собой в госпиталь патефон и пластинки, так что после концерта ходячие раненые танцевали.

     Несмотря на трудности, плохое питание, отсутствие хорошей одежды и обуви, ребята находили время и для развлечений. К сожалению, РДК был закрыт, так как в его здании разместилась фабрика головных уборов (там шили шапки и пилотки для солдат). Единственным местом, где смотрели кинофильмы, был клуб железнодорожников. Для детей и подростков билеты продавались без указания места. В зал набивалось столько народа, что часть зрителей сидела на полу перед экраном. Это никого не смущало. Большой популярностью пользовались так называемые «Боевые киносборники» - фильмы, состоявшие из нескольких новел о фронтовой жизни. Первой картиной об Отечественной войне была «Антоша Рыбкин». Но с удовольствием смотрели и фильмы из довоенной жизни.

     На конец учебного года в школе было 446 учеников. Приближалось лето. Формировались бригады для работы в колхозах района, а 16 мая из старшеклассников была создана группа самозащиты. Но она просуществовала недолго: школа перешла в кирпичное здание, а госпиталь перевели в другое место.

     Силами технических работников провели ремонт, школа преобразилась, тем более что появилось электрическое освещение. В качестве технических работников нередко использовались учащиеся Станислав Ерхов, Людмила Маркелова, Гелий Панюшев, которые даже получали заработную плату. Конюхом был ученик 7 класса Иван Голушков.

Приказ № 35

По Похвистневской районной средней школе от 24 / III – 1942 г.

& 1

Считать с 24 / III – 1942 года учителя Благоразумова выбывшего в РККА.

Директор школы: А.Т. Суд-Злочевская

     В начале 1942 – 1943 учебного года в школе был издан приказ, по которому вводилась военная подготовка. Началось изучение воинских уставов, военной техники и оружия. В конце учебного года сдавали экзамен. Летом 9-классники проходили месячные военные сборы в городе Ставрополь-на-Волге, где жили в казармах, несли службу как солдаты. Командирами у них были кадровые офицеры.

     С октября 1942 года в школе была введена круглосуточная караульная служба, в обязанности которой входила охрана школьного здания и наблюдение за печками. Их нужно было топить, вовремя закрывать заслонки, чтобы не упускать тепло, но и не допускать угара. На другой день после дежурства караульные от занятий не освобождались. Правда, на уроках их не спрашивали.

     Несмотря на все трудности военного времени, занятия в школе проходили нормально. Учебный план выполнялся. В книге приказов появляются записи о награждении учеников за отличную учёбу денежными (50 рублей) премиями. Деньги, конечно, небольшие, если учесть, что на базаре буханка хлеба стоила 100 рублей.

     Правда, если ученик занимался недобросовестно, ленился, плохо вёл себя, решением исполнительного комитета района его направляли в ремесленное училище или школу фабрично-заводского обучения в город Куйбышев, а по окончании их – работать на оборонные предприятия. В этих училищах была очень строгая дисциплина, с учащихся спрашивали по всей строгости военного времени.

     За лето 1942 года в здании в конце коридора была сделана сцена, поэтому учащиеся увлеклись театром. Начали с постановки простеньких сценок и скетчей из фронтовой жизни, инсценирования народных сказок, а в конце перешли к серьёзным пьесам Островского и Чехова. Сами шили костюмы, строили декорации, изготавливали парики, гримировались. Кстати, ещё до войны в раймаг завезли большую партию театрального грима, поэтому в нём недостатка не испытывали, тем более, что стоил он копейки.

     Особенно много помогали учащимся в постановке пьес, проведении репетиций такие учителя, как Нина Тихоновна Краснова, Вера Николаевна Шабаева. На просмотр пьес приходили не только учителя и учащиеся, но и родители, жители близлежащих домов. Школа продолжала жить своей жизнью. Из книги приказов:

Приказ № 41

По Похвистневской средней школе от 26 августа 1942 года

& 1

     В связи с подготовкой к первомайским дням большую работу проводят учащиеся школы. Наряду со сбором средств и подарков для Красной Армии учащиеся не забывают и свою школу.

     Девушки 9 и 10 классов 25/VIII под руководством групоргов классов Пятницыной и Черкаевой и классных организаторов провели побелку своих классов. За что администрация школы выносит благодарность следующим товарищам:

10 класс, 9 класс:

1) Ганиной Александре 1) Артамоновой Надежде

2) Гринчак Галине 2) Черкаевой Лидии

3) Козловой Анне 3) Назаровой Тамаре

4) Павлухиной Анастасии 4) Онопко Антонине

5) Пятницыной Александре 5) Лапшиной Полине

Директор школы: А.Т. Суд-Злочевская.

     В 1942 году в нашей местности начала бурно развиваться нефтяная промышленность. 13 ноября 1942 года прибыла большая группа опытных нефтяников из Баку. Рабочей силы тоже не хватало. Для строительства жилья в Похвистнево из Омской области были направлены репрессированные женщины немецкой национальности (немцы Поволжья).

Приказ № 61

По Похвистневской средней школе от 23/XII - 1942 года

Считать освобождёнными от работы военруков I – IV классов А.И. Суд-Злочевского и П.Н. Макарова как убывшие в ряды РККА – добровольцами.

Директор школы: Суд-Злочевская

     25 декабря 1942 года юноши-десятиклассники: А.И. Суд-Злочевский и П.И. Макаров добровольцами ушли на фронт. Провожала их вся школа. Советская Армия успешно наступала. В освобождённые районы возвращались беженцы, мы собирали учебники, школьные принадлежности.

     В годы войны в школе работали завуч Александра Григорьевна Рамзаева, учителя начальных классов – Ксения Ивановна Кайдарова, Анастасия Васильевна Иванова, Вера Викторовна Волкова, Вера Ксенофонтовна Васянкина, Анастасия Викторовна Ландышева, Вера Николаевна Осетрова, Пелагея Семёновна Маркелова, Мария Арсеньевна Зиновьева. Математику преподавала Вера Григорьевна Белик, русский язык и литературу – Вера Николаевна Шабаева, Капитолина Николаевна Дубровская, Наталья Фёдоровна Подлинова, химию - Анна Павловна Рубцова, биологию – Нина Тихоновна Краснова, географию – Анастасия Андреевна Пивкина, немецкий язык – Наталья Антоновна Данилина, Наталья Владимировна Нелидова. Пионервожатыми были – Фаина Райхман и Валентина Астафьева.

Все трудности военного времени, голод, холод, печальные известия с фронта учителя переживали вместе со своими воспитанниками. Им, учителям поры военной, посвящено стихотворение Гелия Евгеньевича Панюшева:

Война идёт на целом свете

Война, война… А здесь в тылу,

Сидят в холодном классе дети,

И ноги мёрзнут на полу.

Они не сыты, не одеты,

На окнах иней всё белей,

Но только здесь они согреты

Теплом души учителей.

Делили с нами все печали

И «похоронки» на отцов

И со слезами провожали

На фронт выпускников-юнцов.

Мы никого вас не забыли

И будем век благодарить

За то, что вы нас научили своё тепло другим дарить.

     С появлением нефтяников рабочий посёлок Похвистнево стал бурно развиваться. Пустырь перед школой застраивается одноэтажными саманными домами. Посёлок газифицировался. В конце 1943 года газ пришёл в школу, но обращаться с ним не умели. Часто техничка, открыв вентиль газовой горелки, шла за огнём. За это время в печке накапливался газ, и при поднесении к ней огня, происходил взрыв. Печка разваливалась. Это доставляло школьной администрации много хлопот, так как приходилось перекладывать печь в учебное время, да и печника «достать» было проблемой – они все были на фронте. Единственный специалист Василий Васильевич Глухов вернулся с фронта раненым в обе ноги и мог практически только консультировать. Прошло довольно много времени, пока работники школы научились обращаться с газом.

     Ученики, кроме учёбы, ежедневно привлекались к работе на предприятиях посёлка. Они копали огромный котлован для сушилки обозного завода, рыли траншеи для газопровода Бугуруслан-Куйбышев. Причём норма на одного человека была 2 кубометра грунта в день. Если учесть, что ребята вели полуголодное существование, норма эта была очень большая.

     Привлекались ученики в «Заготзерно» для перелопачивания запасов зерна на складах у железной дороги. Но здесь труд оплачивался – за рабочий день ученик получал 600 граммов ржаного хлеба.

     Примерно на том месте, где сейчас находится Дворец культуры, был огромный (около 50 метров длины) подвал – овощехранилище. Часто после уроков ребята ходили туда перебирать картофель. Ученики младших классов летом заготавливали лекарственные растения, а после первых морозов вся школа ходила за Кинель заготавливать плоды шиповника для раненых бойцов.

     Вся эта работа велась под руководством школьной комсомольской организации. Она была общей для учителей и учащихся. Секретарём её была Елена Павловна Яркина, только что прибывшая в школу с институтской скамьи учительница истории. В марте 1944 года комсомольская организация разделилась, и секретарём ученической первичной организации была избрана девятиклассница Роза Цеханская.

     В школе всегда любили спорт, особенно лыжный. По результатам соревнований была составлена сборная района для участия в областном лыжном крессе. Из районной школы в неё вошли Мария Колесникова, Василий Широков, Александр Попов, Гелий Панюшев. Руководителем сборной был учитель физкультуры школы Михаил Михайлович Вяткин.

     В 1943 году школа застыла в траурном митинге: в бою под Сталинградом погиб директор школы Евгений Иванович Панюшев. Остались только письма, которые Евгений .Иванович присылал с фронта.

     В январе 1944 года Антонина Григорьевна Суд-Злочевская вернулась на родину, а на её место был назначен директором школы Тихон Фёдорович Витушкин. Появились новые учителя. Из сельскохозяйственного техникума пригласили физика Викторина Васильевича Палиевского. Из Старопохвистневской школы в нашу перешла Клавдия Степановна Власова. Правда, проработала она только первую четверть, так как была избрана вторым секретарём райкома комсомола. Вместо уехавшей Анны Павловны Рубцовой химию стала преподавать Ираида Андреевна Пензина.

     В этот учебный год в школах страны изменили форму оценки знаний учащихся. До этого ставили «отлично», «хорошо», «посредственно», «плохо», «очень плохо». В клетках классных журналов они выглядели как «отл», «хор.», «пос.», «пл», «о.п.», Теперь ввели пятибалльную систему и в журналах стали ставить 5, 4, 3, 2, 1.

Из книги приказов:

Приказ № 12

По Похвистневской средней школе от 8 марта 1944 года

& 1

     Для отпора ненавистному врагу, на защиту чести, свободы и независимости нашего Отечества вместе со всем советским народом поднялись женщины нашей страны. Во имя полного и окончательного разгрома фашизма, во имя победы Советской Родины женщины нашей страны вдохновляют своих мужей, сыновей и братьев на героические подвиги, отдают свои силы, знания и опыт фронту, на дело Победы.

    Трудящиеся женщины окружают вниманием и заботой раненых воинов Красной Армии, проявляют материнскую заботу о детях-сиротах, потерявших родителей, помогают государству воспитывать подрастающее поколение. Не отстают и наши женщины от передовых женщин нашей Великой Родины. На нашей работе такими передовыми женщинами являются:

Васянкина Вера Ксенофонтовна

Ландышева Анастасия Викторовна

Кайдарова Ксения Ивановна

Сильнова Анастасия Владимировна

Белик Вера Георгиевна

Краснова Нина Тихоновна

Пивкина Анастасия Андреевна

Данилина Наталья Антоновна

Котмышева Клавдия Макаровна

& 2

Дирекция школы выносит им благодарность за их хорошую работу и выражает желание ещё лучше работать, лучше помогать фронту для скорейшего разгрома немецких захватчиков.

Директор школы: Т.Ф. Витушкин

     По примеру дореволюционной гимназии ввели «Ученический билет» - удостоверение личности учащегося. «Свидетельство о среднем образовании» заменили «Аттестатом зрелости». Начали поговаривать о введении единой формы для учащихся.   Первые «аттестаты зрелости» получили учащиеся, окончившие школу в 1944 – 1945 году, то есть после Дня Победы.

Из воспоминаний бывшей ученицы школы ЗИНЧЕНКО Р.С. (Яндулова Р.С.)

     Самые яркие впечатления детства и отрочества у меня связаны со школой № 1. Жила я в посёлке Вязовка, тогда соединяли со станцией Похвистнево тучные хлебные поля. Посёлок в 30-е годы был небольшой, от силы – 25 – 30 изб, в основном крытых соломой, за исключением 3-4-х изб, покрытых жестью, но с большими подворьями и постройками для скота и другой живности. И вот в 1936 году мне нужно было идти в школу в первый класс. А школа в Похвистнево была одна – железнодорожная, до которой было далеко и к тому же, надо было идти через железную дорогу. Мои мать и бабушка страшно боялись «чугунки», а бабушка была уверена, что меня обязательно «зарежет» поезд и они в два голоса уговорили отца, что лучше всего меня отвезти в деревню к другому деду. Таким образом, первый класс я закончила в сельской школе. И какое же было радостное событие в нашей семье, когда летом, придя с работы, отец сообщил, что в Похвистнево открывается новая школа, районная и будет она на нашей, то есть, северной стороне. Радости моей не было предела. В деревне с дедушкой мне было хорошо, но я всё-таки хотела жить в своей семье с матерью и отцом. Итак, все мы, вязовские ребятишки, начали учиться с 1 сентября 1937 года в районной средней школе. Здания школы ещё не было, все классы размещались в приспособленных помещениях. Так продолжались два учебных года. И вот 1 сентября 1939 года мы вошли в новое здание школы. Это был большой подарок и ученикам, и учителям, и родителям. Это было большое радостное событие для всего рабочего посёлка Похвистнево. Просторные светлые классы, длинный широкий коридор, много воздуха, света. Очень мы любили свою школу, хотя топилась она дровами и в первое время освещалась керосиновыми лампами. Правда, электрический свет провели сравнительно быстро.

     Но наша радость продолжалась недолго. В 1941 году началась Великая Отечественная война. В классах стало меньше учеников, многих отправляли в город Куйбышев учиться в ремесленные училища и школы фабрично-заводского обучения (ФЗО), готовили рабочую смену на место ушедших на фронт отцов и братьев. Мы, не по возрасту, быстро повзрослевшие, с большим вниманием слушали сообщения СОВИНФОРМБЮРО. В коридоре на стене висела большая карта Европейской части Советского Союза, где красной тесьмой отмечалась линия фронта, которая простиралась от Баренцева моря дл Чёрного, а разными флажками освобождённые города. Утром, ещё не заходя в класс, мы долго стояли хмурые, сосредоточенные около этой карты.

     Вскоре в Похвистнево появились новые люди, эвакуированные с западных областей страны. Пришли новые учителя, они заменили ушедших на фронт учителей школы. Всех учителей-мужчин взяли на фронт в первые же дни войны, в том числе и нашего директора школы Панюшева Евгения Ивановича. В классах появились новые ученики, тоже эвакуированные. Они отличались от нас высокой эрудицией, воспитанностью, культурой. Я до сих пор помню, как влились в наш классный коллектив Гетана Кривоносова, Влада Чайка, Изабелла Лившиц, Лозан Ройтман, Лёня Голод, Роза Цеханская, Лида Корнилова. Мы жили с ними дружно, проводили много интересных мероприятий.

     До самой гибели на фронте к нам был очень внимателен наш директор, Панюшев Евгений Иванович. В сложных фронтовых условиях он находил минуты, чтобы написать нам, всему коллективу школы письмо. Хорошо помню общешкольную линейку, на которой зачитали его письмо. Он писал, обращаясь к нам, что врага надо побеждать не только силой, а уметь побеждать знаниями. Здесь, на фронте, нужны крепкие знания по математике, физике, химии, надо хорошо знать язык врага.

     Вскоре в Похвистнево приехал военный госпиталь и нас выселили из здания школы снова в приспособленные помещения под классы. Но фронт двигался уже на Запад и через некоторое время госпиталь уехал ближе к фронту, и мы снова вернулись в здание своей школы.

     Немаловажным событием военных лет в нашем городе явилось начало добычи нефти на Калиновском месторождении. В Похвистнево приехали специалисты-нефтяники из Баку и Грозного. В нашем классе появились новые ученики – дети нефтяников. Это Володя Ананевич, Валя Уляев, Люда Гаркуша. А самое радостное событие для нас было то, что нефтяники подвели к школе природный газ и голландки стали топиться газом, и в школе стало тепло. А до этого мы сидели в промёрзлых классах, где замерзали чернила в чернильницах. И вот весной 1946 года мы закончили учёбу в родной школе и получили совсем недавно введённый новый документ об образовании «Аттестат зрелости». Нас в классе было 14 человек. Пятеро из них стали педагогами. Кроме меня – это:

Гелий Панюшев, Люся Маркелова, Вера Коновалова, Зоя Мирошниченко;

Вера Яшнева – врач, окончила Куйбышевский Медицинский институт;

Юра Присягин - Куйбышевский авиационный институт;

Роза Анисимова и Нина Юртаева – сельскохозяйственный институт;

Володя Ананевич и Валя Уляев – индустриальный институт (ныне политехнический университет);

Зоя Макарова и Анна Черкова – окончили техникумы.

     Но судьба меня снова вернула в школу № 1. Два учебных года – с 1963 по 1965 годы я работала директором этой школы. 853 ученика, 25 классов, которые невозможно было разместить в здании школы в две смены. Снова пришлось прибегнуть к приспособленным помещениям под классы. К тому же в это время в здании школы работала школа рабочей молодёжи. Мы задыхались от тесноты. Нечего было говорить о внеклассной работе – её просто негде было проводить. И уже тогда остро стоял вопрос о строительстве нового здания школы. И я очень рада, что моя родная школа входит в третье тысячелетие в прекрасном здании, где обучаются и будут обучаться многие и многие поколения юных похвистневцев.

Счастливого пути! Так держать!

     Я совсем не написала о наших прекрасных учителях. Хоть в конце своей исповеди хочу о них немного сказать. Всем, что есть хорошее во мне, я обязана моим учителям, чутким, умным, внимательным и добрым людям. Низко кланяюсь живым и уже ушедшим из жизни, которые сеяли в нас, в детях добро, справедливость, трудолюбие, человечность, стремление к познаниям – то есть самые высокие нравственные качества.

ЭТО:

Софья Платоновна Иванякова

Ирина Акимовна

Ксения Ивановна Кайдарова

Вера Ксенофонтовна Васянкина

Нина Тихоновна Краснова

Ираида Андреевна Пензина

Александра Григорьевна Рамзаева

Елена Павловна Яркина

Наталья Антоновна Данилина

Виктор Васильевич Полиевский

Семён Ильич Бодяжин и другие…

Роза Самойловна Зинченко (Яндулова), г. Похвистнево, февраль 1997 год.


История эвакогоспиталя № 2977

     1941 годсамый тревожный в истории Великой Отечественной войны, когда шло мощное наступление немецких войск на Москву. Наши войска несли тяжёлые потери. В связи с этим на территории Куйбышевской области было размещено более 20 госпиталей. Среди них был и эвакогоспиталь № 2977, прибывший на станцию Похвистнево в октябре 1941 года вместе с оборудованием и медперсоналом из Яснополянской больницы имени Л.Н. Толстого Тульской области. Госпиталь расположился на территории районной больницы и в здании школы № 1.

     С первых дней персонал столкнулся с большими трудностями. Помещение школы не было предназначено для выхаживания раненых. Первое – отсутствовал водопровод. Воду приходилось возить в бочках на лошадях, затем кипятить в огромных котлах на специально сложенных очагах. Второе – одновременно с ремонтом шло переоборудование классов под операционные, палаты и другие необходимые для медперсонала помещения. В здании райбольницы размещалось хирургическое отделение. Из отчёта начальника госпиталя Антонины Сергеевны Щёголевой стало известно, что к 5 января 1942 года всё помещения были готовы принять раненых. 13 февраля 1942 года на станцию Похвистнево стали прибывать военно-санитарные поезда.

     Сортировка раненых происходила в буфетном зале вокзала и железнодорожном клубе, где работала лейтенант Зинаида Бокова. Воины поступали из фронтовых медсанбатов с различными ранениями – осколочными, колотыми, иногда в запущенной форме.

     Всей лечебной работой руководил ведущий хирург госпиталя Анатолий Бржозовский, врач с 15-летним стажем, сын известного профессора Куйбышевской Медицинской Академии А.Г. Бржозовского. За 4 месяца им было проделано 148 операций – в основном удаление осколков и пуль, обработка гнойных ран, ампутации. Работать приходилось в тяжёлых условиях: не хватало медицинских перчаток, инструментов, термометров. Шла ежедневная, без выходных, упорная и напряжённая борьба за жизнь бойцов и командиров, за их возвращение в строй. Большую работу вели врачи К.И. Сердюкова, О.И. Семичастнова, А.Т. Брусова и другие. С ними вместе, не покладая рук, трудились и наши местные врачи – А.И. Пашкова и О.Г. Ищук. На каждого лечащего врача приходилось более 100 раненых. Их за полгода (по июнь 1942 года) поступило 803 человека. Часть очень тяжело больных была эвакуирована в глубокий тыл, другие – переведены в специальные госпитали. На плечи среднего и младшего медицинского персонала легла основная тяжесть по выхаживанию раненых. Одних только перевязок было сделано около 6,5 тысяч. Люди не считались со временем и здоровьем – работали день и ночь. Это – хирургические медсёстры М.А. Медведева, А.У. Батькова, санитарки – Анна Батурина, Анна Макарова, Клавдия Караванова.

     Жители Похвистнева (взрослые и дети) не оставались в стороне – они как могли помогали: и материально, и личным участием, даже сдавали кровь для тяжелораненых воинов. Вскоре в госпитале появились шашки, бильярд, домино, баня, что помогало выздоравливающим отвлекаться от тягостных мыслей. Ведь многие из них после тяжёлых ранений оставались калеками. Школьники приходили сюда для того, чтобы помочь бойцу написать письмо родственникам, почитать книгу, выступить с концертом.

     Лечился в госпитале сержант Иван Комаров, уроженец деревни Митино Московской области. О нём через 33 года рассказал боевой товарищ А.В. Кауров из Белгорода. «Иван, вернувшись в действующую армию, - пишет однополчанин Комарова, - очень тепло отзывался о тех молодых девчатах, которые ухаживали за ним в Похвистневском госпитале. Так случилось, что в январе 1943 года подстерегла Комарова вражеская пуля, пройдя насквозь его тело, вошла в мою правую руку и навсегда осталась там. До сих пор она не даёт мне забыть о войне и о фронтовом друге Иване Комарове».

     Осенью 1942 года, когда германские войска подошли вплотную к Волге, было принято решение о сокращении количества госпиталей в области, часть их была расформирована и отправлена вглубь страны, на Восток. В числе них был и госпиталь № 2977. В октябре 1942 года он покинул станцию Похвистнево, но часть медперсонала осталась работать в райбольнице.

     Из воспоминаний почётного жителя города Похвистнево Г.Е. Панюшева: « Мы, ученики, шефствовали над госпиталем. Я был учеником 6 класса. И в это время были пионерские отряды. Поручение было пионерскому отряду: сегодня наш день, мы идём в госпиталь, там даём концерт. Пьески маленькие ставили и прочее, брали с собой патефон. Девчонки, в основном, помогали в прачечной, стирали бинты, и они снова шли на перевязки. В большом вестибюле стоял длинный сундук, где отдыхали раненые. Мы приходили, садились рядом с ранеными и разговаривали с ними, они очень радовались нам, так как их семьи находились далеко, и они не могли с ними видеться. Раненые рассказывали фронтовые истории, курьёзные случаи, о своих подвигах».

     Казалось бы, один из многих миллионов эпизодов времён Великой Отечественной войны… Но как он дорог нашему городу, нашим жителям, нашей школе. В результате проведённого социального проекта у нас в школе была установлена мемориальная доска, которая увековечила память о военном госпитале. Мемориальная доска наполняет гордостью сердца школьников, информирует гостей города о славном историческом прошлом Похвистневской земли. Вечная слава героям Великой Отечественной войны!

«Ветераны из первой»

Документы, с которыми нам пришлось работать, были написаны в военное время, от руки. Проверить их порой нет возможности. И не наша вина в том, что в списках встречаются неточности. Из архива школы и книги приказов мы нашли несколько фамилий учеников, ушедших на фронт со школьной скамьи.

Выпускники 1941 года:

Пухов Николай 1923 года рождения. Воевал на Ленинградском фронте, на северо-Западном фронте.

Индерейкин Владимир 1923 года рождения. Старший лейтенант. Участвовал в боях под Ленинградом, был в блокаде. Воевал на фронте с 12 января 1942 года по ноябрь 1945 года.

Иксанов Анас Габайдуллович

Выпускники 1942 года:

Скаченко Василий Павлович в городе живёт сестра, Окунева Надежда Павловна.

Авдеев Виссарион

Дужин Иван

Нелидов Анатолий

Фазулин Акзем

Десятиклассники 1942 года: Суд-Злочевский А.И., Макаров Г.И.

О выпускниках школы 1945 года почти ничего не известно. Сохранилась фотография, на которой запечатлены 11 девочек, когда они были ещё девятиклассницами. Все мальчики до 10 класса не доучились. Часть попала на фронт, часть поступила в военные училища, некоторые вернулись после эвакуации к себе на Родину. Никаких документов о выпускниках школы за этот период в архивах школы не сохранилось. Даже нет уверенности, что школу закончили 11 человек.


ПРИЛОЖЕНИЕ № 1

t1589736179aa.jpg

​​​​​​​Приложение № 2

t1589736179ab.jpg

ПАНЮШЕВ ЕВГЕНИЙ ИВАНОВИЧ,

Директор школы с 1939-1941 годы

ПРИЛОЖЕНИЕ № 2

Здание школы № 1 в 1941 годуt1589736179ac.jpg


Автор материала: Р. Рузова (10 класс)
Опубликовано в группе «Творчество наших учеников»


Комментарии (3)

Ковалева Галина Валентиновна, 17.05.20 в 20:37 0 Ответить Пожаловаться
Спасибо автору за хорошую работу!
Волкова Светлана Ивановна, 18.05.20 в 08:05 0 Ответить Пожаловаться
Молодец, замечательная работа!
Никитушкина Ирина Петровна, 18.05.20 в 14:29 0 Ответить Пожаловаться
Коллеги, спасибо за столь высокую оценку нашего труда.
Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.