12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
 Пользовательское соглашение      Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФ
УРОК
Материал опубликовала
Юлия Николаевна4126
учитель истории стаж более 10 лет имею высшее образование закончила ТГУ ИСТОРИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ. Учитель 1 категория полученная в 2015 году.
Россия, Тверская обл., д. Малое Коробино

Вера и суеверия

Изучение массовых явлений веры крестьян приводит к выводу об ошибочности противопоставления православия народного и церковного. Современное состояние науки со всей очевидностью убеждает во всей искусственности и ошибочности теорий “двоеверия”, “бытового православия”, “обрядоверия” и пр. В религиозных представлениях русских крестьян наследие языческого прошлого было значительным, но не   равноценным православию. На протяжении всей истории процесс взаимодействия официальной церкви и крестьянства был основан на компромиссе. Это взаимное приспособление произошло путем принятия крестьянским миром канонов православия и приспособлением церковью народных обычаев к христианской догматике [1].

     Еще в первой половине XIX в. отмечалось, что русский крестьянин воспринял православие не как свод догм, а как обращенную к каждому истину, формирующую жизненные устои и отношения.  Глубина веры определяется уровнем духовности, а не уровнем знаний о религии. Не ведая многих канонов и церковных установлений, коверкая некоторые молитвы, придавая порой большее значение внешней стороне обряда, крестьяне верили в Бога, как говорили в селе, “всем сердцем”. Православие выступало основным содержанием народной культуры, в самом высоком смысле этого слова [2].

   Православие – не просто составная часть культуры русского народа.   

     Влияние его на жизнь народа было воистину всеобъемлющим. Семейно-брачные отношения, этические нормы поведения, формы проведения досуга, различные виды взаимопомощи формировались и приобрели присущие им черты под воздействием православия[3].

      В первой половине XIX в., как и в предыдущие столетия, русские крестьяне четко сознавали свою принадлежность к православной вере. Это выражалось в общепринятом обращении на сельских сходах

“Православные!”. Православные традиции были органически вплетены в канву повседневной крестьянской жизни. Вера Христова зримо и незримо сопровождала крестьянина от рождения до смерти. Рубежные события в его жизни определялись христианскими таинствами – крещения, венчания, отпевания [4].

     Ощущение церковной соборности достигалось посредством участия в воскресной литургии и приобщении Святых Христовым Тайн (причастие).

Азы православной веры постигались в сельской семье через регулярные действия: исполнение  молитвы перед едой, чтение слова Божьего (Евангелия) – и зримые образы креста, икон, священных предметов. Цикл крестьянской жизни был неразрывно связан с церковным календарем. Церковные праздники являлись ориентирами, с которыми крестьяне соотносили все наиболее значимые события своей жизни. В повседневности они вели счет следующим образом: такое событие произошло на Покров, а не 1 октября; на заговенье осеннее, а не 15 октября; на Казанскую, а не 22 октября. Аналогичным образом крестьяне вели учет семейных событий: рождения, крещения, свадьбы. Говорили, что такому-то исполнилось столько-то лет на Святого Илью-пророка (20 июля) [5].

      Повседневная жизнь русского крестьянина проходила не только в рамках сельской общины, но и церковного прихода, и порой было трудно разграничить их компетенции, настолько плотно они переплетались. Приход был определяющим религиозно-общественным институтом в формировании духовно-нравственного облика сельской паствы [6].

     На основе анализа используемой  литературы  можно сделать вывод о том, что большинство приходских священников добросовестно и ревностно исполняли свой пастырский долг. “Почтение к священнику как духовному отцу оказывалось крестьянами на каждом шагу. При встрече со священником они, как правило, считали своим долгом снять шапку, низко поклониться, просить благословления, называли священника батюшкой” [7].

     К помощи Божьей, заступничеству Богородицы и “близким” молитвам святых угодников крестьяне традиционно прибегали во время болезней.  В случае хронических и опасных болезней крестьяне давали обеты (отслужить молебен, пожертвовать на храм, совершить паломничество и т.п.) Данные обеты непременно исполнялись. Жители села искренне верили в целительную силу мощей угодников Божьих. “Нет, – думает мужик, – не может быть того, чтобы бессмертная душа этих угодников прошла мимо моих страданий и не пришла мне на помощь” [8].

      Не только в скорбях, но и в радости селяне обращались к Богу. Заказывали молебны перед началом и по окончании того или иного важного дела [9].

     Перед новосельем служили “вхожую”. Периодически приглашали сельского священника, чтобы тот совершил чин освящения жилища. После выгодной сделки, удачного приобретения, благополучных родов и тому подобных спешили в храм, чтобы соборно совершить благодарственный молебен. Не забывали поминать о здравии родных и близких на Божественной литургии [10].

  Все наиболее важные этапы в жизни крестьян были связаны с православием. Крестьяне верили в святость венца. В восприятии сельских жителей брак являлся не только жизненной необходимостью, но исполнением Божественной заповеди. Ему предшествовала целая череда сельских обрядов, в большинстве своем православных по своему содержанию [11].

     Так, во время сватовства, когда согласие на будущий брак достигнуто, присутствующие зажигали свечи, усердно молились, после чего давали друг, другу обещания, скрепляя их взаимным целованием. Обещание держалось крепко, а нарушение считалось грехом. “Грешно будет нарушить слово – говорили крестьяне. – Хотя люди его не слышали, зато свидетелем Бог, он может покарать гордых родителей”. Венчанию предшествовало родительское благословление, когда отец и мать жениха осеняли иконой молодых, прося Господа, чтобы их брак был счастливым. А перед выездом в церковь жених или дружка трижды обходили брачный поезд с молитвой с целью защитить молодых от нечистой силы [12].

     По православным понятиям, семья являлась “малой церковью” то есть была призвана блюсти основы христианской жизни каждого своего члена.  Носителями религиозных воззрений в патриархальной семье выступало старшее поколение. Они (старшие) всегда следили, чтобы молодежь не пропускала праздничные богослужения и аккуратно выполняла религиозные предписания. Под праздники в крестьянской семье читали вслух Евангелие, а после ужина бабы становились на колени и наказывали детям усердно молиться. Ежедневные молитвы, как правило, пели, и поэтому крестьянские дети с раннего возраста знали наизусть “Отче Наш”, “Царю Небесный”, “Богородице, Дево радуйся”, “Достойно есть”. В массе своей неграмотные крестьяне высоко ценили школу за то, что в ней их детей учили Закону Божьему.  Крестьяне приветствовали участие своих детей в церковном хоре, высоко ценили умение читать Псалтырь, Часослов, Деяния апостолов [13].

    Крестьянское сознание определенно связывало поведение человека с состоянием его веры. Для того чтобы у человека в деревне была хорошая репутация, он должен был регулярно посещать церковь и аккуратно выполнять все религиозные обряды, за чем наблюдала вся деревня. В оценке крестьянами односельчанина его благочестие играло во многом определяющую роль. Положение и авторитет крестьянина в общине определялись не только его трудовыми навыками и умением вести хозяйство, но соблюдением им норм христианской морали. Помня о том, что “вера без дел мертва”, крестьяне судили о человеке не по его внешней набожности, а по степени выполнения им Христовых заповедей [14].

     Православные традиции находили свое выражение в повседневном соблюдении крестьянами религиозных установлений. Соблюдение постов (всего в году насчитывалось более двухсот постных дней)  определяло режим питания сельской семьи, рацион потребляемых продуктов. В постные дни не пили молока не только взрослые, но и дети. Питались во время поста только квасом, кислой капустой, картофелем и пшенной кашей.  Крестьяне постятся в среду и пятницу. В Рождественский сочельник не едят до звезды, а в Крещенский – до воды. Сельские жители в большей мере соблюдали формальную сторону поста и не в полной мере осознавали его духовное содержание. На вопрос: “Что грешнее, украсть или выпить молока в постный день?” крестьянский мальчик, не задумываясь, отвечал: “Выпить молока в постный день грешнее” [15].

     Соборной молитве крестьяне придавали особое значение. В селе говорили,

  “что Богу молиться, что на земле трудиться надо сообща, все вместе. Чтобы  дома – всей семьей, в поле – всем миром, таков закон”. Единство в вере, соборность – это та духовная основа жизни крестьян, которая, преодолевая имущественные различия, рождала ощущение христианского братства и зримого проявления деревенской солидарности [16].

     Труд русского земледельца был немыслим вне сознания ответственности перед Богом и исполнения его заповедей по отношению к земле, твари и своему ближнему в процессе хозяйственной деятельности.   Имея нравственную опору в православии, крестьянин стойко воспринимал жизненные испытания в виде засухи, градобития, неурожая. Он утешал себя словами: “Видно, воля Божья”. И в этом утверждении был сокрыт глубокий смысл “жизни во Христе”, его упование на промысел Божий и неисчерпаемая надежда на грядущую милость Его [17].

     Многообразными по форме и глубоко духовными по содержанию были проявления православной веры русских крестьян. Это, прежде всего, стремление к исполнению заповедей Божьих в сельской повседневности. Милосердие и сострадание являлись неотъемлемой частью крестьянской натуры. Все рубежные события в жизни крестьянина: рождение, брак и смерть – связывались с Божественным промыслом. Паломничество жителей русского села демонстрировало отнюдь не формальный характер народного благочестия [18].

 

[1] Безгин В.Б. Крестьянская повседневность. М., 2004. С. 300.

[2] Там же. С. 303 .

[3] Безгин  В.Б. Крестьянская повседневность. М.: 2004. С.  304.

[4] Щавелев С.П. Церковь и повседневная жизнь России в первой половине XIX века. Курск. , 2002.  С. 120.

[5] Щавелев С.П. Церковь и повседневная жизнь России в первой половине XIX века. Курск., 2002.  С. 123, 125.

[6] Там же. С. 127.

[7] Ляшенко Л.М. История России XIX в. М.: 2002.С. 100, 103.

[8] Там же. С. 104.

[9]Ляшенко Л.М. История России XIX в. М., 2002. С. 105.

[10] Нормы и ценности повседневной жизни. СПб., 2000. С. 476.

[11] Нормы и ценности повседневной жизни. СПб., 2000. С. 477.

[12] Там же. С.  478.

[13] Писаренко К.А.  Церковная   жизнь  крестьянина. М., 2003. С.870.

[14] Там же. С.873-874.

[15]  Безгин В.Б. Крестьянская повседневность. М., 2004.С. 300.

[16] Там же. С. 298,301.

[17] Там же. С. 305.

[18] Ценности повседневной деятельности крестьян М., 2004. С. 136 .

Опубликовано


Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.