12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовала
Никитина Эльмира Талгатовна310
Россия, Алтайский край
Материал размещён в группе «Научное общество учащихся.»

КРАЕВАЯ ИТОГОВАЯ НАУЧНО-ПРАКТИЧЕСКАЯ КОНФЕРЕНЦИЯ

ДЛЯ ОДАРЕННЫХ ШКОЛЬНИКОВ И МОЛОДЕЖИ
«БУДУЩЕЕ АЛТАЯ»











ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКАЯ РАБОТА


Хронотоп в романе Евгения Водолазкина "Авиатор".

Россия, Алтайский край, ЗАТО Сибирский















Выполнила:

Ученица10 А класса

Курносова Алёна Аркадьевна

Адрес:

658076, Алтайский край,

ГО ЗАТО Сибирский

ул. Победы, дом 8 , кв. 78

тел. 89833829098

e-mail: enotovich.18@mail.ru


Научный руководитель:

учитель русского языка

Никитина Эльмира Талгатовна

Адрес:

658076,Алтайский край,

ГО ЗАТО Сибирский ,

ул. Кедровая, д. 17, кв. 18

тел.8(903) 9926013

e-mail:nikitina66@yandex.ru




2019


Оглавление.


Введение..................................................................................................3

1.Проблематика времени и пространства.............................................5

1.1.Понятие хронотопа в современном литературоведении...............6

1.2.Хронотоп_как_литературный_факт.................................................7
1.3. Что такое хронотоп?........................................................................10

2.Хронотоп в романе Евгения Водолазкина "Авиатор".......................12

2.1.Концепция времени в романе "Авиатор".........................................13

2.2.Концепция пространства в романе "Авиатор".................................17

Заключение................................................................................................20

Список использованной литературы.......................................................22

Приложения...............................................................................................23
























Введение.

Одной из центральных в современном литературоведении является проблема хронотопа. Ведущие российские и зарубежные ученые, занимаясь исследованием хронотопа, раскрывают роль, значение времени и пространства в структуре художественного произведения, постигают особенности функционирования данных категорий.

Согласно основным научным теориям и концепциям, получившим распространение в литературоведении конца ХХ – начала XXI столетия, хронотоп выступает фундаментальным понятием исследования бытия. Ибо "каждый факт, историческое событие, художественный памятник, …любое явление повседневной жизни неизбежно вписывается в систему пространственно-временных координат".

Актуальность темы исследования определяется тем, что современное литературоведение направленно на комплексное изучение произведения, а хронотоп является неотъемлемым компонентом в изучении произведения и в построении индивидульно-авторской картины мира писателя. Существуют три составляющие каждого прозаического произведения: человек, время, пространство. Изучение сюжета и композиции литературного произведения, а также выделение основных тем и идей произведения непременно связано с элементами анализа хронотопа. Хронотоп – это то ядро, которое держит в целостности все произведение и дает возможность исследовать взаимосвязь художественного литературного произведения с фактами реальной жизни.

Новизна исследования определяется самим выбором литературного материала: на сегодняшний день роман Е. Водолазкина критиками и литературоведами практически не изучен. Существуют лишь отдельные рецензии, цель которых – привлечь внимания читателя к новому роману.

Цель исследования: рассмотреть особенности хронотопа в романе Е. Водолазкина "Авиатор".

Задачи исследования:

выяснить, что такое "хронотоп" с точки зрения современного литературоведения;

рассмотреть более подробно явление "хронотоп", его выражение в литературе, определить основные позиции ученых лингвистов по изучаемому вопросу;

3) проанализировать выбранное произведение;

4) проследить значение художественного времени и художественного пространства (хронотопа) в произведении "Авиатор".

Объект исследования: особенности хронотопа.

Предмет исследования: произведение Евгения Водолазкина "Авиатор"

Гипотеза: я предполагаю, что сложный хронотоп в произведении Евгения Водолазкина "Авиатор" – важный способ выражения авторской позиции, который способствует отражению своеобразия национального мышления писателя.

Методы исследования:

1) теоретические:

- изучение и систематизация научных, научно-популярных статей;

- изучение источников информации (научной и художественной литературы);

2) практические

- анализ произведения Евгения Водолазкина "Авиатор";

- рассмотрение соотношения пространства и времени в романе
Практическая значимость: данного исследования состоит в возможности использовать его материал на уроках внеклассного чтения, при подготовке к написанию итогового сочинения.





















Проблематика времени и пространства.

"... всякое вступление в сферу смыслов

совершается только через ворота хронотопов"

М.М.Бахтин

Проблема пространства и времени волнует человечество на протяжении многих столетий. Ее исследованием занимались в древней Греции. Так, Платон, рассматривая сущность искусства, подчеркивал, что оно является подражанием реальной жизни. Аристотель указывал, что искусство создает свой мир как возможный или вероятный и тем самым раскрывает существенные свойства действительного мира. Кроме того, говоря о различиях в способах подражания в эпической, трагической, дифирамбической поэзии и комедии, древнегреческий философ отметил, что "можно рассказывать о событии, как о чем-то отдельном от себя, или вести рассказ от своего же лица, не заменяя себя другим, или же всех изображенных лиц представляя как действующих и деятельных".

Проблема пространства и времени разрабатывалась в XVII-XIX веках в трудах Д. Локка, Ж. Дюбо, Г. Лессинга, И. Гердера, И. Канта, Г. Гегеля. Локк рассматривал пространство и время в связи с понятиями распространенности и продолжительности. Он одним из первых отметил неразрывное единство данных категорий. "…Распространенность и продолжительность, – писал немецкий философ, – взаимно обнимают друг друга". Дюбо, проводя границы между живописью и поэзией, указывал на различие их пространственно-временных характеристик. Его идеи в дальнейшем были разработаны в трудах Лессинга. Рассуждая о средствах выражения, используемых литературой и изобразительными искусствами, о законах, управляющих их созданием, немецкий теоретик подчеркивал, что литература пользуется языком, состоящим из слов, которые располагаются во временной последовательности, в то время как форма в изобразительных искусствах неизбежно пространственна, ибо предметы лучше всего зрительно представляются друг подле друга в единый момент времени. Гердер утверждал, что предметом изображения литературы является реальная жизнь. А потому литературный процесс необходимо рассматривать в связи с историческим и духовным развитием народа, т.к. именно эти критерии формируют мировоззрение, мировосприятие писателя, которые в дальнейшем получают отражение в его творчестве и определяют особенности построения его художественного мира. В философии Канта пространство и время понимаются как чистые формы чувственного созерцания, "априорные формальные условия всех явлений вообще". Гегель трактует эти понятия как объективно существующие основные формы бытия движущейся материи.

Огромную роль в формировании представлений о времени и пространствесыграла теория относительности, получившая широкое распространение в начале ХХ века. Ее основоположник А. Эйнштейн утверждает, что данные категории необходимо рассматривать в неразрывном единстве, потому что время, по его мнению, является четвертым измерением. Тот факт, что нет "разумного, объективного разделения четырехмерного континуума на трехмерное пространство и одномерный континуум, – пишет он, – указывает, что законы природы примут наиболее удовлетворительный вид" лишь в том случае, если будут выражены как законы четырехмерного пространственно-временного континуума.

При этом в философии и культуре наметились два подхода к проблеме времени. С одной стороны, феномен немифологического сознания актуализировал мифологическую циклическую модель времени, согласно которой, время обратимо, с другой – нециклическое понимание времени, лежащее в основе семиотической, или эсхатологической, концепции, согласно которой, "стрела времени" повернута в противоположную сторону.

Ситуация изменилась в шестидесятые годы, которые характеризуются значительным усилением интереса к проблеме пространства-времени, обусловленного, по мнению исследователей, следующими факторами: эволюцией художественного сознания; углублением идейно-философского содержания самого искусства и, в частности, литературы; зарождением в конце пятидесятых годов нового подхода к художественному произведению.

Словом, исследование категорий времени позволяет глубже проникнуть в "ткань" художественного произведения, выявить специфику его построения, определить концепцию мира писателя.


Понятие хронотопа в современном литературоведении.

Пространство и время - важнейшие идейно-художественные характеристики литературы. Их исследование имеет большое значение для раскрытия особенностей художественного отражения действительности, особенностей внутреннего мира произведения, фундаментальных вопросов содержания и формы, закономерностей их восприятия.

В современном литературоведении утвердилось использование термина "хронотоп" для обозначения взаимосвязи временных и пространственных отношений, художественно освоенных в литературе (М.М.Бахтин). Хронотоп определяет целостность литературного произведения в совокупности элементов, которые находятся в различных отношениях друг с другом.

Художественное время и пространство, обладая сильным знаковым потенциалом, обретают основополагающее значение в моделировании поэтической системы писателя, в отражении его мировидения. Пространственно-временное мировосприятие, трансформируясь в различные мифологемы, имеет способность приобретать оригинальные формы в творчестве писателей. Хронотопический аспект произведений опосредованно выражает ментальность определенного народа, является источником мифопоэтических представлений.


Хронотоп как литературный факт.

Под хроното́пом (от греческих слов "время" и "место") М.М. Бахтин понимает "существенную взаимосвязь временны́х и пространственных отношений". Бахтин в своей работе писал: "Хронотоп в литературе имеет существенное жанровое значение. Можно прямо сказать, что жанр и жанровые разновидности определяются именно хронотопом, причем в литературе ведущим началом в хронотопе является время. Хронотоп как формально-содержательная категория определяет (в значительной мере) и образ человека в литературе; этот образ всегда существенно хронотопичен. … Освоение реального исторического хронотопа в литературе протекало осложнено и прерывно: осваивали некоторые определенные стороны хронотопа, доступные в данных исторических условиях, вырабатывались только определенные формы художественного отражения реального хронотопа. Эти жанровые формы, продуктивные в начале, закреплялись традицией и в последующем развитии продолжали упорно существовать и тогда, когда они уже полностью утратили свое реалистически продуктивное и адекватное значение. Отсюда и существование в литературе явлений глубоко разновременных, что чрезвычайно осложняет историко-литературный-процесс"
Исходя из содержания работ Бахтина, хочется ещё раз подчеркнуть важность хронотопа в литературе, именно он определяет жанр произведения. Фраза что образ человека в литературе всегда хронотопичен, можно истолковать так:
"образ человека в произведениях всегда отражает время, в которое этот человек живёт".

Д. С. Лихачев утверждал, что В понимании исследователя время художественное – это «явление самой художественной ткани литературного произведения, подчиняющее своим художественным задачам и грамматическое время, и философское его понимание писателем».
Обращая внимание на субъективность восприятия времени человеком, ученый отмечает, что художественное произведение делает субъективность одной из форм изображения действительности, одновременно с этим используя и объективное время: «То соблюдая правило единства времени действия и читателя-зрителя во французской классической драматургии, то отказываясь от этого единства, подчеркивая различия, ведя повествование по преимуществу в субъективном аспекте времени».* Ученый замечает, что к этим двум формам (субъективной и объективной) времени может быть прибавлена и третья: изображенное время читателя. Существенную роль играет в произведении и авторское время, которое может быть как неподвижным, «как бы сосредоточенным в одной точке»,* так и подвижным, стремящимся двигаться самостоятельно, развивать свою сюжетную линию. Время в художественном произведении воспринимается через причинно-следственную или психологическую, ассоциативную связь. Сложнейшим вопросом изучения художественного времени Лихачев считает вопрос «о единстве временного потока в произведении с несколькими сюжетными линиями».
Исследователь отмечает, что время может быть «открытым», включенным в «более широкий поток времени»* и «закрытым», замкнутым в себе, «совершающимся только в пределах сюжета, не связанным с событиями, совершающимися вне пределов произведения, с временем историческим».* Именно автор решает, замедлить или ускорить время в своем произведении, остановить ли, «выключить» его из произведения. Ученый видит тесную связь проблемы времени с проблемой вневременного и «вечного». Идеи замедления и ускорения времени уже во многом соотносится с выдвинутой впоследствии теорией моделирующей структуры мира. Анализируя поэтику художественного пространства, Лихачев отмечает, что мир художественного произведения не автономен и зависит от реальности, художественно преобразованной. Писатель, будучи творцом своего произведения, создает определенное пространство, которое может быть как большим, так и узким, как реальным, так и ирреальным, воображаемым. Каким бы ни было пространство, оно обладает определенными свойствами и организует действие произведения. Это свойство организации действия «особенно важно для литературы и фольклора»*: именно оно
_определяет_связь_с_художественным_временем.

Постижению идейно-смыслового содержания термина "хронотоп" посвящена работа Н.Э. Фаликовой. Обобщая исследования, существующие по данной проблеме, и рассматривая произведения литературы XIX-XX веков, она указывает, что время и пространство являются основными характеристиками художественного мира. А потому их изучение позволяет глубже проникнуть в структуру литературного произведения и определить особенности его композиции.

Н.Э. Фаликова отмечает, что время и пространство – взаимообусловливающие категории. Они пронизывают друг друга и являются сторонами более общей структуры – хронотопа.

Хронотоп в определении исследовательницы – это категория общей и частной поэтики; художественное воплощение отраженного сознанием человека мира; культурно-историческое время-пространство; структурный закон жанра. Поэтому главной его функцией является жанрообразующая.

Большое внимание Н.Э. Фаликова уделяет изучению свойств хронотопов. Рассматривая структуру категории пространства-времени, исследовательница отмечает, что "художественному хронотопу присущи дискретность и многомерность пространства, неравномерность и необратимость течения времени". Рассуждая о типах хронотопов, она приходит к выводу, что на различных уровнях "материи литературы" пространственно-временные отношения проявляются по-разному, и потому в литературе существует множество пространственно-временных систем, вычленение которых зависит от выбора точки отсчета. Так, например, можно выделить жанровый хронотоп, сюжетный хронотоп, хронотоп автора, героев, читателя. Кроме того, она указывает, что время и пространство связаны с мировоззрением, мироощущением писателя. А потому при анализе хронотопа в литературном произведении необходимо учитывать нравственные, философские, эстетические взгляды художника.

Значительный вклад в теорию хронотопов внесла В.В. Савельева. Изучая структуру, функции пространства-времени, исследовательница приходит к выводу, что данная категория прежде всего связана с идеей движения, изменения, а следовательно, основное значение хронотопа заключается в том, чтобы раскрыть сущность этого процесса. Причем движение, как отмечает В.В. Савельева, свойственно как художественному миру в целом, так и отдельным его образам. В связи с чем, в структуре произведения можно выделить два уровня – "макросферу" и "микросферу", – каждый из которых имеет свою пространственно-временную организацию. При этом "макросфера" может включать в себя несколько "микросфер", которые, в свою очередь, могут быть незамкнутыми и замкнутыми (или полузамкнутыми). Незамкнутые "микросферы" связаны с "макросферой". Их пространственно-временные ряды переплетаются и пересекаются с пространственно-временными характеристиками "макросферы", и поэтому хронотопы "микросфер" следует рассматривать как составляющие единого хронотопа, характеризующего художественный мир в целом. Замкнутые (или полузамкнутые) "микросферы" не связаны с "макросферой", и их хронотопы самоценны и поддаются самостоятельному описанию.

Но это лишь один из аспектов изучения категории времени.

Исследуя и сопоставляя творчество различных писателей, В.В. Савельева отмечает, что оба уровня художественного мира – "макросферу" и "микросферу" (независимо от того, замкнутая она или незамкнутая) – характеризует наличие общих доминант, являющихся формами хронотопа. Среди них наибольшее значение имеют:

1) Циклический хронотоп, который подчеркивает идею вечной повторяемости и круговорота пространства и времени мира. В художественном произведении он представлен как "архетипическая ситуация, когда время-пространство уже дано человеку и в целом мало в чем зависит от него". Циклический хронотоп геометрически соотносится с кругом, овалом, эллипсом. Его символами в художественном мире могут быть пространственно-временные картины жизненных, природных циклов.

2) Линейный хронотоп, выражающий идею историзма, поступательного движения от прошлого к настоящему и будущему.

3) Хронотоп вечности, создающий в художественном мире "ситуацию покоящегося пространства и остановленного времени". Отличительная черта такого хронотопа заключается в том, что время в нем "существует все сразу", пространство предстает как "состояние, в котором одновременно потенциальны все пространства".

В связи с тенденциями развития современной литературы рассматривает категорию времени-пространства Н.О. Джуанышбеков. В своем исследовании он отмечает, что хронотоп является способом отражения и постижения действительности. А потому на основе изучения категории времени-пространства можно выявить не только представления художника о мире, но и особенности литературы той эпохи, в период которой формировалось его творчество. Так, например, по мнению Н.О. Джуанышбекова, для современной литературы характерен особый хронотоп, через который осуществляется обращение писателей "к фольклору, мифу и их трансформации в современной виртуальной художественной действительности".

Проблему хронотопа затрагивает в своей работе Е.М. Лулудова. На основе анализа теоретических трудов отечественных и зарубежных исследователей она приходит к выводу, что хронотоп является "культурно обработанной устойчивой позицией, из которой или сквозь которую человек осваивает нравственное пространство топографически объемного мира".


1.3 Что такое хронотоп?

Хронотоп является, во-первых, формально-содержательной категорией, выражающей неразрывное единство пространственно-временных характеристик в литературном произведении; во-вторых, способом отражения и постижения действительности. Основные же функции его заключаются в том, что он:

- имеет большое значение в организации, построении художественного мира;

- способствует освоению изображаемой действительности;

- играет огромную роль в раскрытии образной системы произведения, эстетических взглядов писателя и его концепции мира, человека;

- несет в себе жанрообразующее, сюжетообразующее, изобразительное значения и выполняет синтезирующую функцию.

В данном исследовании хронотоп рассматривается именно в таком понимании, и потому анализ пространственно-временной организации произведения ведется в работе на двух уровнях: формальном и содержательном. На основе изучения проблемы хронотопа в творчестве Е. Водолазкина можно отметить, что время и пространство во многом обусловливают своеобразие построения художественного мира. При этом большое внимание уделяется рассмотрению вопроса о том, как реализуются указанные_функции_хронотопа_в_литературе.




















Хронотоп в романе Евгения Водолазкина "Авиатор".

Любое литературное произведение так или иначе воспроизводит реальный мир - как материальный так и идеальный: природу, вещи, события, людей. Естественной формы существования этого мира является время, но мир художественного произведения всегда условен, поэтому и время тоже условно. Литература, по сравнению с другими искусствами, свободно обращается со временем. В частности, могут обращаться события, которые происходят одновременно в разных местах. Так же просты переходы из одного временного плана в другой: особенно из настоящего в прошлое и обратно.

Одна из актуальных задач современного литературоведения - изучение творчества ярких представителей литературного процесса начала ХХI-го века, которое позволяет осмыслить основные тенденции его развития. К числу таких писателей можно отнести и Евгения Водолазкина (см. прилож. 1). Доктор филологических наук, специалист по древнерусской литературе, ученик академика Д.С. Лихачева, он стал ярким литературным открытием в России последних лет. Его роман о житии святого в Древней Руси "Лавр" главное книжное событие 2013 года. Весной 2016 года в свет вышел роман"Авиатор" (см. прилож. 2), где автор пытается "разобраться" с веком двадцатым.О международном признании Е. Водолазкина свидетельствует тот факт, что изучению его прозы была посвящена II Международная конференция "Знаковые имена современной русской литературы", которая состоялась в мае 2018 года в Ягеллонском университете г. Кракова (Польша).

В основе произведений писателя лежат исторические события и факты, но Е. Водолазкина интересует не столько конкретно-историческое, сколько то, что не подвержено влиянию времени. Обычно действующим лицом в произведении является человек, который может иметь исторический прототип, а может быть совершенно вымышленным. Поэтому ярче и неожиданнее воспринимаются романы, где при наличие "традиционного" сюжета в центре повествования находится определенная идея или концепция, например времени и пространства.

Если в его наиболее знаменитом произведении "Лавр" автор пытался разобраться во времени как таковом и пришел к выводу, что его, по сути, нет, если смотреть в контексте вечности, то в "Авиаторе" он рассматривает конкретную эпоху, даже две эпохи — дореволюционную и послереволюционную. И это сопоставление является основной проблемой в романе. Он показывает, каким достойным было время до революции, Россия была в лидирующей группе стран и в области экономики, и в области культуры — и вдруг происходит то, что Дмитрий Сергеевич Лихачев назвал "несчастьем". Причем "несчастья" было два — февральское и октябрьское. Сейчас эти события склонны рассматривать как одну революцию. Ворота Октябрьской революции открыла как раз революция февральская. Евгений Германович не пытается ответить на вопросы, например, статистические — чего сколько производилось тогда, скорее работает с двумя стилями, сопоставляет их — досоветский и советский. И это сопоставлениевысекает какую-то искру, рождает вопрос: "Как могло так произойти, что одно сменилось другим?" И этот вопрос он адресует читателям. Потому что почти никогда не дает ответов на вопросы, он доверяет своему читателю и понимает, что читатель ответит не хуже автора. Естественно, сколько читателей, столько ответов. Вопрос не обязательно должен быть сформулирован с вопросительным знаком в конце. Само по себе сопоставление определенного материала — это и есть вопрос. И вот такой вопрос стоит в романе "Авиатор".


Концепция времени в романе "Авиатор".

Исследуя роман Евгения Водолазкина "Авиатор", я обратила внимание, что он написан в форме дневниковых записей. Заметки, который ведет герой романа позволяют из первых уст узнать о жизни России начала 20 века и увидеть страну глазами стороннего наблюдателя в постперестроечный период. Надо отметить, что дневник становится одним из главных сюжетообразующих средств, он позволяет писателю вводить в текст лирические отступления, внутренние монологи, потоки сознания Платонова, героя романа "Авиатор".

В романе совмещаются события российской истории 1900-1920-х годов и современность. В нем нашли отражение такие приметы тоталитарной эпохи, как массовые репрессии и концентрационные лагеря. Герой романа, Иннокентий Платонов, попадает в Соловецкий лагерь особого назначения (СЛОН). Известно, что в 1920-1930-е годы это был крупнейший в СССР исправительно-трудовой лагерь на территории Соловецких островов. Через него прошли десятки тысяч людей, среди которых были представители дворянства и простые рабочие, крестьяне и политики, ученые, философы и деятели искусства. На Соловках отбывал заключение и научный руководитель Е. Водолазкина Дмитрий Сергеевич Лихачев, поэтому обращение писателя именно к данному историческому материалу вполне объяснимо.

По условиям содержания заключенных СЛОН был одним из самых жестоких. Известный факт истории этого ужасного места – эксперименты над людьми. Водолазкин делает своим героем бывшего узника ГУЛАГА, чудом выжившего после одного из таких экспериментов: в лаборатории профессора Муромцева15 он был подвергнут замораживанию в жидком азоте. Но жизнь Платонова не оборвалась, как это обычно происходило с жертвами подобных экспериментов. В 1999-ом году он был успешно выведен из заморозки доктором Гейгером.

Проснувшись после эксперимента Иннокентий Платонов является человеком в состоянии tabularasa: Табула раса - означает, что человек рождается с совершенно чистым сознанием, а будущий ресурс знаний выстраивается на основе чувственного восприятия и опыта внешнего мира. Очнувшись однажды на больничной койке, он понимает, что не знает про себя ровным счетом ничего – ни своего имени, ни кто он такой, ни где находится. В надежде восстановить историю своей жизни, он начинает записывать посетившие его воспоминания, отрывочные и хаотичные: Дневник, который ведет Платонов отличается от традиционного дневника, нарушая один их принципов ведения дневника, герой дотирует воспоминаниями текущие события не датами, а именами дней недели. Выбор этих дней не случаен. Например, с воскресеньем у Платонова связанно воспоминание о том, как он, будучи ребенком, впервые оказался в церкви. "Проснувшись прочел мысленно "Отче наш"....Церковь большая радость, особенно в детстве.....Навстречу мне , распахнув руки, Матерь Божья, и я целую Ее руку, неловко, потому что полет мой не мной управляем." Выздоравливающему Платонову трудно наладить связь со временем: "вчера еще не было времени, а сегодня понедельник" Платонов Постоянно сравнивает себя с Робинзоном Крузо, эту книгу о приключениях читала в детстве бабушка. Он подобно Робинзону вырван из своего времени, все, что он когда-то любил и знал, кануло в лету.

Обращение к дневниковой повествовательной форме психологически мотивировано. Доктор Гейгер предлагает Платонову вести дневник для снятия эмоционального напряжения, понимая, что его пациент — "не нынешнего века человек". Дневник становится для героя чем-то вроде молитвы, ритуала. Постоянные параллели с литературным героем, имевшим похожую судьбу, дают Платонову необходимый терапевтический эффект, избавляя его от одиночества. Для нас же, читателей, дневник становится способом перемещения во времени.

Ведение дневника помогает Платонову в нравственном самоопределении. Е. Водолазкин поднимает традиционную в русской литературе проблему преступления и наказания, вины и покаяния. Герой романа призывает читателя к христианской покорности, к приятию тех страшных событий сталинской эпохи, которые отняли у него все и обрекли на нечеловеческие муки. Свое пребывание в лагере на Соловках герой не считает случайным. Он готов простить своих палачей не только в силу христианского смирения, но и в силу признания тяжести совершенного им самим преступления. Статуэтка Фемиды, от которой Платонов в семь лет отломил весы, становится "... частью драмы, которая спустя годы развернется на берегу Ждановки" — убийством Зарецкого.

Сюжет романа строится на воспоминании главного героя, границы между фрагментами размыты.

Время в романе подчинено субъективному восприятию мира героем. Платонов думает, что все происходящее с ним, сохраняется в той или иной форме. Это помогает герою уйти от мысли о неотвратимости смерти. Обе части романа объединяет мысль доктора Гейгера, согласно которой календарные даты принадлежат у линейному, историческому времени, а дни недели - циркулярному(см. прилож.3). Это скорее всего и не время даже, а вечность.

Категория времени в романе предельно проблематизирована. Главный герой оказывается причастным жизни двух разных поколений, реальность в его восприятии радикально раздваивается.

То время, в котором он существовал и продолжает существовать "памятью чувств", начинает переживаться физиологически конкретно: "чувство времени" преобразуется в совокупность сенсорных ощущений, но не "здесь и сейчас", а в "отфильтрованном" памятью виде. Один из главных принципов "построения реальности" – принцип регулярного соотношения (тогда и теперь, до и после, в так называемом "прошлом" и так называемом "настоящем").

Главный модус существования героя – воспоминания. Ощущать жизнь, не "потеряться в лабиринте времени" для него значит "вспомнить все". Только так можно обеспечить реальность своей собственной жизни – жить, продолжая "воскрешать жизнь" памятью.

В романе Е. Водолазкина архетипически устойчивы в потоке памяти не имена современников, реалии быта, нюансы идеологии, но запахи, звуки и образы – те или иные сенсорные "отпечатки". Содержание "кванта памяти" весьма переменчиво (меняться могут пространство, календарные подробности, участники события), но в устойчивый узор складываются сенсорные реакции.

"Композиция судьбы" представлена в мнемонически оформленном повествовании набором локусов, некоторые из которых актуальны и в "прошлом",_и_в""настоящем":_Петроград_и_Петербург,_больница,  Сиверская "тогда" и "сейчас", квартира Ворониных и квартира Платоновых, Соловки, Алушта. Течение жизни оборачивается "пространственным" развертыванием локусов, причем в каждом из них преобладает определенное сенсорное восприятие.

Локус Петрограда воспринимается в основном посредством зрения, но так или иначе проявляют себя и все другие типы сенсорных систем: слуховая, обонятельная, вкусовая, осязательная. Отдельные штрихи восприятия формируются при помощи терморецепторов и ноцицепторов (нейронов, которые активируются исключительно болевым раздражителем). Наименее частотно представлены в этом фрагменте оформляемой памятью реальности атрибуты вкусового и ноциц0435пторного типов сенсорных реакций.

В локусе Петербурга также доминируют зрительные детали, хотя именно "работа" зрения привносит в сознание героя мотив "кризиса реальности", ее неподлинности: "По старому городу ехать было хорошо, а как добрались до Купчино, душа затосковала… Остановились у больницы – убогая, под стать району... Старые здания даже в таком состоянии не столь удручающи, есть в них, и в неухоженных, стать. А новые – непрочные, ненастоящие, сразу видно, что подделка".

Первое, что встречает героя в новом для него времени, – больница; место, где "за окном светило солнце, и о подоконник дробно стучала капель. Таяние снега происходило под… наблюдением Гейгера, но без его участия. Так же примерно, как и моя разморозка". Основной канал мировосприятия в этом фрагменте – ориентация на осязание, но вновь не задействованы термо - и ноцицепторы.

Наиболее минимизированы (редуцированы до базовых) ощущения главного героя в Куоккале, в которой "и сосны, и волны меняют свой облик в сумраке белой ночи …": здесь память опирается только на слуховые и зрительные ощущения – при  явном преобладании последних.

Сиверская для Платонова ("ровесника века") связана с принципиально "другими" красками, звуками, видами: "Зелеными, шумящими. Коричневыми, бездонными, плещущимися. Переходящими солнечным днем в голубое. Был рев водопада на плотине, и дрожание металлических перил от падения воды, и радуга в брызгах. По одну сторону плотины – полнота и задумчивость, по другую – бурление и надрыв. И над всем этим – огненная охра обрыва, девонская… глина….". Зрительное восприятие в этом фрагменте опосредуется всеми типами сенсорики, эволюционируя в сторону комплексных, синестетических образов реальности (плеск, дрожание, бурление и т. п.) 

Полярность двух Сиверских (до и после заморозки) разительна: "Мы спускаемся к плотине. Стоящие у воды развалины под завязку забиты мусором… Я ведь никогда не бывал здесь зимой... То, что Сиверская не похожа сама на себя, при желании можно объяснить ее зимним состоянием. А летом все еще может вернуться...". Ощущения скудеют: теперь они представлены только зрительной, обонятельной и осязательной системами.

Особенно заметна корреляция образа реальности и участвующих в его создании "сенсорных маркеров" в сценах пребывания героя в Соловецком лагере: здесь доминирует восприятие мира через термо - и ноцицепторы, а также при помощи обонятельных реакций. Контрастные по эмоциональным ассоциациям запахи подчеркивают разницу между природной гармонией и ужасом, сотворенным человеком. Ср.: "Раздавленными клопами пахло. Немытыми телами... И все это вместе сплеталось в общий запах отчаяния, цвет и звук отчаяния, потому что это только кажется, что они сокрыты в душе и недоступны органам чувств…"– "Мы поворачивались направо, налево и кругом, и нас обвевало теплым летним ветром, потому что даже на Соловках лето бывает теплым… Белое море пахло не так, как южные моря, но свежесть его проникала в каждую клетку тела. Незаходящее северное солнце блестело на гребнях волн… этот блеск был виден... Он напоминал мне море в окрестностях Алушты…"

В современном литературоведении часто предпринимаются попытки разграничивать топос и локус. В эстетике М. Бахтина топос предстает в качестве значащего пространственного образахудожественного текста и соотносится с хронотопом. В. Ю. Прокофьева определяет "топос" как "значимое для художественного текста (илигруппы художественных текстов – направления,эпохи, национальной литературы в целом) "место разворачивания смыслов", которое можеткоррелировать с каким-либо фрагментом (илифрагментами) реального пространства, как правило, открытым", а "для локуса какпространственного образа, зафиксированного втексте, важны признаки относительной тождественностисуществующему в реальной действительности объекту и культурной значимости этогообъекта для социума, на основе чего формируетсякогнитивная база и фиксируются стереотипныеи индивидуальные представления о нем", локусы чаще всего предполагают ограниченноепространство.

В литературе ведущим началом в хронотопе является, по-мнению Бахтина, не пространство, а время.

Эта идея о доминировании в хронотопе времени над пространством кажется верной лишь применительно к литературным хронотопам, но не к хронотопам других видов искусства. К тому же надо учитывать, что даже в хронотопах литературы время не всегда выступает в качестве ведущего начала.


Концепция пространства в романе Евгения Водолазкина "Авиатор".

Прежде чем говорить о концепции пространства в произведении Евгения Водолазкина, необходимо обратиться к понятию пространства в классической физике.

Пространство в физике очень похоже на пространство в литературе. Только в физике это область, где протекают различные физические процессы, а в литературе это место, где происходят какие-либо действия героев. Привычное для нас пространство заключено в три измерения: длина, ширина, высота. Таким образом, мы живём в мире пространства и времени. Три измерения пространства и одно измерение времени окружают и одновременно ограничивают нас. Оба эти понятия, с точки зрения обычного обывателя объективны. Пространство и время для одного человека будут такими же, как и для другого и это никак не изменить.

Пространство, или способ протяженности, является тем прасимволом культуры, из которого можно вывести весь язык ее форм, отличающий ее от всякой иной культуры. Этот прасимвол кроется в форме государства, в религиозных мифах и культах, в идеалах этики, формах живописи, музыки и поэзии, в основных понятиях науки. В отдельных случаях, по мнению В.Топорова, пространственность "выступает как то начало, которое пронизывает и время, и сознание, и язык, всё бытие, и связывает всё между собой, отсылая это всё к своему субстрату — к пространству".

П.А. Флоренский также утверждал, что даже "вся культура может быть истолкована как деятельность по организации пространства".

В романе "Авиатор" есть несколько различных пространственно-временных измерений. Первое – это городская квартира Платонова. Квартира – это центральный пространственный элемент романа представленный в трех временных точках: в точке детства, юношества и осмысленного возраста.

Точка детства - это эмоционально положительный момент, наполненный радостных чувств Платонова, точка юности – квартира, становится местом выживания и самореализации, несмотря на позицию Иннокентия в квартире не как в родном доме, Платонов открывает для себя новые эмоции-любвь, трепетность, ответственность. Третья точка возникновения квартиры в пространстве – это квартира в современности, в которой Платонов знакомится с новым, неизученным миром.

Вторым пространственно-временным измерением становится трудовой лагерь СЛОН, который, с одной стороны, явился самым сложным этапом в его жизни, (издевательства, эксперименты, уничтожение великих умов, непосильный труд, безразличие ко всем, находящимся в лагере). С другой стороны, лагерь стал "порталом" из тоталитарного мира в неизученную современность.

И третье виртуальное пространство, в которое погружается Иннокентий – это больница. Оно представляет собой место восстановления Платонова, его познания современного мира и вторичное самопознание.

Итого в романе существует три хронотопа. Главный герой переключается из одного в другой на протяжении всего романа. То он становится Иннокентием Платоновым, который покупает еду по карточкам, то Иннокентием Платоновым который является одним из самых обсуждаемых персон современности. Эти три хронотопа существуют параллельно друг другу, и главный герой может быть одновременно только в одном из них. Я считаю, что таким образом автор выражает своё отношение к проблеме самоидентификации, которая не раз встречается в романе.


































Заключение.

   В конце романа автор обращается к фразе из Покаянного канона, которыми объясняет не только возможность некоторых чудес из жизни авиатора, но и оставляет героям право на надежду. Все преклоняется перед волей Бога – все в жизни и человеческой истории происходит неслучайно, и это еще одно доказательство авторской идеи. Платонов осознает это, раскаивается, и так автор завершает линию жизни своего героя, взятую им для раскрытия своих идей, линию жизни, которую герой как бы сам сделал такой – в детстве он сломал весы статуэтки Фемиды, и на его долю выпали "несправедливо" тяжелые испытания. А автор тем самым создал роман о глубине жизни, за которой стоят категории справедливости и добра, прощающего раскающихся, на ноте осознанной веры.

Итак, в "Авиаторе" картина реальности напрямую зависит от сенсорной активности памяти, проявляющейся в разных по интенсивности и направленности типах взаимодействия органов чувств. От этого процесса напрямую зависит и словесная сила выражения, "вербальная энергетика" текста.

В ходе работы я рассмотрела как пространство и время определяется в классической физике, познакомилась с хронотопом как литературным явлением, выявила особенности хронотопа в произведениях Евгения Водолазкинаи пришли к выводу, что хронотоп у Водолазкина – важнейший способ выражения авторской позиции:

Пространство и время не есть объективно существующие величины, они существуют внутри нашего сознания, а, следовательно, субъективны. Пространство и время может изменить сам человек, через волевое изменение собственного восприятия.

Таким образом, яподтвердила гипотезу о том, что использование сложного хронотопа в произведениях Водолазкина оправданно целью передать точку зрения автора в полной мере, это основной способ выражения авторской позиции.

Подводя итог проделанной работе, можно сказать, что я раскрыла предполагаемую цель путем решения поставленных задач.

В ходе исследования я определила характерные особенности хронотопа, выявила его основные черты и роль в истории литературы. Анализ статей ученых-филологов, конкретным примером которого стал роман "Авиатор", помог мне понять идею произведения и актуальность хронотопа.

Я выделила основные приемы образности пространства и времени, через которые автор передает основную мысль романа.

Линия сопоставления временных происшествий помогает наиболее ярко и точно воспринять и понять происходящие события, раскрыть личность героя –изменяющуюся в связи с появлением в его жизни современности. На примере образа Иннокентия Платонова я увидела, как присущие конкретным временным отрезкам черты могут находить свое проявление в характере человека и воздействовать на него.

Личность, как и время, постоянно находится в движении, претерпевает изменения. Время и пространство влияют на человека, постоянно открывает для человека что-то новое, показывает новые грани восприятия.

В романе главный герой был изначально привержен одномувремени. Но с изменением пространства и положения герояон оказывается в другом хронотопе. Благодаря этомуПлатонов начинает иначе смотреть на происходящее, меняет свое мировоззрение. Принятыераньше им идеалы уже не могут удовлетворять его - ему приходится изменяться под стать времени. В этом и проявляется конфликт данного произведения: созданная изначально для Иннокентия действительность меняется под воздействием временного отрезка.

Время и пространство в романе нельзя рассматривать отдельно, несмотря на то, что каждой концепции посвящена отдельная глава, они тесно связаны героем, который в познании нового мира все же находится и в прошлом, перемещаясь в своих воспоминаниях.





















Список использованной литературы.

1) Аристотель Об искусстве и поэзии. – М.: Художественная литература, 1951.

2) Локк Д. Избранные философские произведения: В 2-х томах. Том 1. – М.: Соцэкгиз, 1960.
3) Эйнштейн А. Собрание научных трудов: в 4-х томах. Том 2. – М.: Наука, 1966.

1) Аскин Я.Ф. Проблема времени. Ее философское истолкование. – М.: Мысль, 1965. – 200 с.

3)Бахтин М. М. Эстетика словесного творчества. М. : Искусство, 1979.

4) Бахтин М.М. Вопросы литературы и эстетики. – М.: Художественная литература, 1975. – 504 с.

5)Бердяев Н. А. Истоки и смысл русского коммунизма // Бердяев Н. А . Философия свободы.

6) Бирштейн В. Я.Эксперименты на людях в стенах НКВД /.

7)Водолазкин Е. Г. Авиатор : роман. М. : Изд-во АСТ : Редакция Елены Шубиной, 2016.

8)Водолазкин Е. Дом и остров, или Инструмент языка. М.: Изд-во АСТ: Редакция Елены Шубиной, 2016.

9) Лихачев Д.С. Поэтика древнерусской литературы. – М.: Наука, 1979. – 360 с.

10)Лихачев Д.С. Внутренний мир художественного произведения - Вопросы литературы, № 8, 1968. – С. 74-87.

11) Литературная энциклопедия / Отв. ред. В.М. Фриче. – М.: Ком. Акад., 1929. – 768с.

13) Руднев В.П. Словарь культуры ХХ века: Ключевые понятия и тексты. – М.: Аграф, 1999. – 381 с.

14) Рудалев А. Неживая материя замороженного «Авиатора»

15) Секретов С. Ровесник века (о книге Евгения Водолазкина) // HomoLegens.2016.

16) Слепухов Г.Н. Художественное пространство и время как объект философско-эстетического анализа. Автореф. дис. канд. – М., 1979

17)ТСУ — Толковый словарь русского языка : в 4 т. / под ред. проф. Д. Н . У шакова. М. : Со-ветская энциклопедия, 1936. Т. 1.

18) Фаликова Н.Э. Хронотоп как категория исторической поэтики // В кн.: Проблемы исторической поэтики. – Петрозаводск: ПГУ, 1992.

19) Федоров Ф.П. Романтический художественный мир: пространство и время. – Рига: Зинатне, 1988. – 456 с.

21) Юзефович Г. «Авиатор» Евгения Водолазкина И еще пять книг о человеке и времени



Приложения.

t1575993605aa.jpg

прилож.1

прилож. 2

t1575993605ab.png


t1575993605ac.png

прилож. 3


Автор материала: А. Курносова (11 класс)
Опубликовано в группе «Научное общество учащихся.»


Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.