12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовал
Быкова Наталья Николаевна19

Сценарий вечера «Весело о серьёзном»

 

– Добрый день, друзья!

Вы все слышали пословицу «Грамоте учиться – всегда пригодиться». В давние времена люди мечтали об умении читать и писать, тянулись к знаниям, прекрасно понимая, что «без грамоты, как без свечки в потёмках» и что «ученье – свет, а неученье – тьма».

– И ещё одна известная пословица: «Век живи – век учись».

– Сегодня нам хотелось бы ещё раз поговорить на эту серьёзную тему.

– Но мы не всегда будем строги и назидательны.

– Постараемся вызвать улыбку на ваших лицах.

– А мы ещё не представились почтеннейшей публике!

– Ах, да! Смотрите! Я – знак восклицательный!

– А как же я? Разве можно без меня? Узнали знак вопросительный?

– Ну и конечно же точка.

– Итак, начинаем!

– Можете ли вы себе представить, какой была древнерусская школа?

– Длинный стол, между столом и стеной лавка, на стене полка с книгами и обязательная плётка. На лавках сидят ученики. За столом – учитель. Перед ним на коленях ученик отвечает урок. Все следят за его ответом по своим книгам. Тут же другой ученик, в чём-то провинившийся, ожидает наказания.

– Учебный день продолжался долго. Занятия начинались с семи часов утра и продолжались до самого вечера.

– Так от темна до темна шли уроки в древнерусской школе. Уроками их можно назвать очень условно. Каждый ученик получал от учителя персональное задание: один делал первые шаги – зубрил азбуку, другой перешёл уже к «складам», третий читал церковную книгу. И всё следовало выучить назубок, зазубрить.

 

– Стихотворение «Как церковный грамотей в старину учил детей»

 

В старину учились дети –

Их учил церковный дьяк, –

Приходили на рассвете

И твердили буквы так:

А да Б – как Аз да Буки,

В – как Веди, Г – Глаголь.

И учитель для науки

По субботам всех порол.

Вот такой чудной в начале

Наша грамота была!

Вот каким пером писали –

Из гусиного крыла!

Этот нож не без причины

Назывался «перочинным»:

Очиняли им перо,

Если не было остро.

 

Трудно грамота давалась         

Нашим предкам в старину,

А девицам полагалось

Не учиться ничему.

Обучались лишь мальчишки.

Дьяк с указкою в руке

Нараспев читал им книжки

На славянском языке.

 

– У детей каждой страны есть любимые праздники. Один из любимых праздников болгарских школьников – День Кирилла и Мефодия.

– Давайте пофантазируем, как проходили трудовые будни Кирилла и Мефодия.

 

Сценка.

Кирилл: Здорово, Мефодий!

Мефодий: Здорово, Кирилл.

Кирилл: Здорово, царь-батюшка.

Царь: Здорово, Кирилл. Здорово, Мефодий. Проблемы у меня.

Кирилл: Что?

Царь: Думы тяжкие меня терзают, аки червь всепоглощающий душу мою гложет, аспид этакий. Азбуку надобно придумать. А то в школе никаких уроков нет, окромя-сь труда и физкультуры. Совсем детишки от рук отбились, шалят отроки. Придумайте, а я вас по-царски отблагодарю.

Мефодий: Конечно, придумаем.

Кирилл: Думай, думай, Кирилл!

Мефодий: Думай, думай... Кирилл...

Кирилл: Слушай, а давай правила придумаем.

Мефодий: Правила?

Кирилл: Да! Чтобы у этих детишек вообще - башню снесло.

Мефодий: Давай тогда по нашим правилам "правилО" будем писать!

Кирилл: "ПравилО"?!

Мефодий: "Правило"!

Кирилл: Давай, ну.

Мефодий: И "ча/ща" через "а"!

Кирилл: Лехко!

Мефодий: Не "лехко", а "леГко" по правилам!

Кирилл: "Легко"!! А давай в слове "сонце" "л" будет.

Мефодий: "Солнце" что ли? "Солнце"

Кирилл: "Солнце". И "е" на конце

Мефодий: "Солнце"?! "Солнце встало" по нашим правилом.

Кирилл: А в слове "лесница" - "т".

Мефодий: "Лестница"? Это что получается? Я взял лестницу, пошёл на солнце смотреть.

Кирилл: Легко. Бред!

Мефодий: Вообще.

Кирилл: Бедные дети. Ну ладно, что там.

Мефодий: Слушай, а давай ещё знаки препинания какие-нибудь придумаем.

Кирилл: Зачем это?

Мефодий: Я не знаю пока. Вот смотри: точка какая-нибудь, запятая, ну и вопросительный знак какой.

Кирилл: Давай-давай, добей меня, ну.

Мефодий: Кавычки!

Кирилл: Ааа!

Мефодий: Кавычки!

Кирилл: Давай эти кавычки, пускай они открываются и закрываются.

Мефодий: "Осторожно! Кавычки открываются!"

Кирилл: "Осторожно! Кавычки закрываются!"

Мефодий: "До отправки поезда..."

Кирилл: А давай ещё это, падежи будут!

Мефодий: Падежи?!

Кирилл: Во! Родительный - кого? чего? Опа!

А потом винительный. кого? что?

Мефодий: А у меня оправдательный: а что я-то? это они-то!

Кирилл: Слушай, как мы это всё назовём-то? Вот это, вот это всё. Ну, русский... русский...

Мефодий: Ну... чем мы говорим?

Кирилл: Чем мы говорим? Рот?

Мефодий: Рот.

Кирилл: Русский рот.

Мефодий: Великий и могучий русский рот.

Царь: Ну, придумали? Что молчите? Я вас русским ртом спрашиваю.

Кирилл: Придумали, царь-государь. Вот.

Царь: А! Кавычки?

Мефодий: Сами угорали!

Царь: Мало! Мало заморочек. Дети это враз освоят, надобно что-то ещё придумать, чтоб отроков занять.

Кирилл: Что ещё, ну... А пускай они в школу вторую обувь носят.

Мефодий: И учителя им за буквы цифры ставят!

Царь: Йес!

Кирилл: Что?

Царь: Ну это... Ликую я.

Мефодий: Тащится.

Царь: Ну, пойдём Русь просвещать!

Кирилл: Легко!

 

 

 

 

 – Уважаемые зрители, вы, конечно же, поняли, что это была шутка!

– Кирилл и Мефодий – древние византийские учёные. Более тысячи лет назад они составили славянский алфавит. Ежегодно 24 мая славянские народы устраивают праздники в их честь.

– А знаете ли вы, что первый российский букварь был издан в 1574 году во Львове первопечатником Иваном Фёдоровым? Это была книга на 80 страниц.

– В начале 18 века Пётр I  провёл реформу азбуки. Трудные для написания буквы были заменены так называемым гражданским шрифтом. Такого вида буквами с небольшими изменениями пользуемся и мы сейчас.

– «При Петре Великом, – писал шутливо Михаил Васильевич Ломоносов, – не одни бояре и боярыни, но и буквы сбросили с себя широкие шубы (славянский шрифт) и нарядились в летние одежды» (имеется в виду гражданская азбука).

– В 1918 году была новая реформа, из азбуки были исключены ять, ижица, фита и ер в конце слова.

– Антон Павлович Чехов говорил: «Если бы от меня зависело, я упразднил бы и ять, и фиту, и ижицу, и ер. Эти буквы только мешают школьному делу и составляют совершенно излишнее украшение нашей грамматики».

– Согласимся, что писать правильно – дело сложное. Учёба – труд не из лёгких. А некоторым овладение знаниями даётся очень тяжело!

 

Сценка «Недоросль».

ЯВЛЕНИЕ VII

 

 

Те же, г-жа Простакова и Митрофан

 

Г-жа Простакова. Пока он отдыхает, друг мой, ты хоть для виду поучись,

чтоб дошло до ушей его, как ты трудишься, Митрофанушка.

Митрофан. Ну! А там что?

Г-жа Простакова. А там и женишься.

Митрофан. Слушай, матушка, я те потешу. Поучусь; только чтоб это был

последний раз и чтоб сегодни ж быть сговору.

Г-жа Простакова. Придет час воли божией!

Митрофан. Час моей воли пришел. Не хочу учиться, хочу жениться. Ты ж

меня взманила, пеняй на себя. Вот я сел.

 

Цыфиркин очинивает грифель.

 

Г-жа Простакова. А я тут же присяду. Кошелек повяжу для тебя, друг

мой! Софьюшкины денежки было б куды класть.

Митрофан. Ну! Давай доску, гарнизонная крыса! Задавай, что писать.

Цыфиркин. Ваше благородие завсегда без дела лаяться изволите.

Г-жа Простакова (работая). Ах, господи боже мой! Уж ребенок не смей и

избранить Пафнутьича! Уж и разгневался!

Цыфиркин. За что разгневаться, ваше благородие? У нас российская

пословица: собака лает, ветер носит.

Митрофан. Задавай же зады, поворачивайся.

Цыфиркин. Все зады, ваше благородие. Ведь с задами-то век назади

останешься.

Г-жа Простакова. Не твое дело, Пафнутьич. Мне очень мило, что

Митрофанушка вперед шагать не любит. С его умом, да залететь далеко,

да и боже избави!

Цыфиркин. Задача. Изволил ты, на приклад * ,  итти по дороге со мною.

Ну, хоть возьмем с собою Сидорыча. Нашли мы трое...

 

* Например

 

Митрофан (пишет). Трое.

Цыфиркин. На дороге, на приклад же, триста рублей.

Митрофан (пишет). Триста.

Цыфиркин. Дошло дело до дележа. Смекни-тко, по чему на брата?

Митрофан (вычисляя, шепчет). Единожды три - три. Единожды нуль - нуль.

Единожды нуль - нуль.

Г-жа Простакова. Что, что, до дележа?

Митрофан. Вишь триста рублей, что нашли, троим разделить.

Г-жа Простакова. Врет он, друг мой сердечный. Нашед деньги, ни с кем

не делись. Все себе возьми, Митрофанушка. Не учись этой дурацкой

науке.

Митрофан. Слышь, Пафнутьич, задавай другую.

Цыфиркин. Пиши, ваше благородие. За ученье жалуете мне в год десять

рублей.

Митрофан. Десять.

Цыфиркин. Теперь, правда, не за что, а кабы ты, барин, что-нибудь у

меня перенял, не грех бы тогда было и еще прибавить десять.

Митрофан (пишет). Ну, ну, десять.

Цыфиркин. Сколько бы ж на год?

Митрофан (вычисляя, шепчет). Нуль да нуль - нуль. Один да один...

(Задумался.)

Г-жа Простакова. Не трудись по-пустому, друг мой! Гроша не прибавлю;

да и не за что. Наука не такая. Лишь тебе мученье, а все, вижу,

пустота. Денег нет - что считать? Деньги есть - сочтем и без

Пафнутьича хорошохонько.

Кутейкин. Шабаш, право, Пафнутьич. Две задачи решены. Ведь на поверку

приводить не станут.

Митрофан. Небось, брат. Матушка тут сама не ошибется. Ступай-ка ты

теперь, Кутейкин, проучи вчерашнее.

Кутейкин (открывает часослов. Митрофан берет указку). Начнем

благословясь. За мною со вниманием. "Аз же есмь червь..."*

 

* Я - червь (славянск.).

 

Митрофан. "Аз же есмь червь..."

Кутейкин. Червь, сиречь животина, скот. Сиречь:

"аз есмь скот".

Митрофан. "Аз есмь скот".

Кутейкин (учебным голосом). "А не человек".

Митрофан (так же). "А не человек".

Кутейкин. "Поношение человеков".

Митрофан. "Поношение человеков".

Кутейкин "И уни..."

 

 

 

ЯВЛЕНИЕ VIII

 

 

Те же и Вральман

 

Вральман. Ай! ай! ай! ай! ай! Теперь-то я фиж! Умарить хотят репенка!

Матушка ты мая! Сшалься нат сфаей утропой, катора тефять месесоф

таскала, - так скасать, асмое тифа ф сфете. Тай фолю этим проклятым

слатеям. И с такой калафы толго ль палфан? Ушь диспозисион*, ушь фсе

есть.

 

* Расположение (французск.).

 

Г-жа Простакова. Правда, правда твоя, Адам Адамыч! Митрофанушка, друг мой, коли ученье так опасно для твоей головушки, так по мне перестань.

Митрофан. А по мне и подавно.

Кутейкин (затворяя часослов). Конец и богу слава.

 

– Букву «ер», которая исчезла из азбуки в результате реформы, называли «бездельником». Только в одном романе Льва Николаевича Толстого «Война и мир» в дореволюционном издании имеется 115 тысяч «бездельников»!  Если их собрать вместе и напечатать в конце последнего тома, то их скопище заняло бы 70 страниц!

– А мягкий знак и твёрдый знак и поныне занимают в азбуке почётное место.

 

Стихотворение «Мягкий знак и твёрдый знак»

– Не чересчур ли ты добряк? –

Так Знаку Мягкому промолвил Твёрдый Знак. –

Слова и буквы ты всегда смягчить стремишься.

Нет, в алфавит ты не годишься!

– Кто бы говорил, но ты б уж помолчал! –

Знак Мягкий Твёрдому на это отвечал. –

– Ты твёрд и груб,

Как суковатый дуб.

Давным-давно пора, как букву Ять,

Тебя из азбуки изъять…

– Друзья! Наш разговор – никчёмные слова, –

Услыша этот спор, сказала буква А.–

Вы оба хороши, достойны оба чести,

Когда стоите в нужном месте.

 

– В нашем языке имеются слова-паразиты. От слов «ну», «значит» следует избавляться! Речь должна быть красивой и грамотной!

 

Диалог!

–Слушай, я тебе сколько раз говорил, что нужно отвыкать от слов «ну» и «значит». Эти слова – сорняки, они засоряют речь.

– Ну, а кто всё время говорит «ну»?

 – Да ты сейчас только что сказал «ну».

– Ну, что с тобой? Я, значит, ошибся!

– Опять говоришь так!

– Ну, как же с тобой говорить?

– Без «ну» и без «значит»

– Ну, значит, буду говорить так, как ты мне советуешь.

 

– А вы не делаете таких ошибок?

– Послушайте рассказ школьного портфеля, хозяин которого не привык говорить правильно!

 

Стихотворение «Рассказ школьного портфеля».

 

Знакомьтесь: Петя. Мой сосед.

Ему уже двенадцать лет.

Но говорит он до сих пор

не "коридор", а "колидор".

"Дилектор входит в кабинет"...

"Закрой магазин на обед"...

"Хозяйка моет стаканы"...

"Секёт свеклу"...

Пекёт блины..." И до меня дошёл черёд,

Портфель он  портфелем зовёт.

Но мне не зря "Родную речь"

судьбой доверено беречь.

И я придумал не шутя:

пусть и его зовут Петя.

– Петя! – несётся со двора, –

тебе домой идти пора!

– Не трогай малыша, Петя,

ведь ты большой, а он дитя!

«Петя» обижен на ребят:

–Скажите, в чём я виноват?

Я не ругался, не грубил

И никого не оскорбил,

За что же среди бела дня

Отняли имя у меня?

 

– А сейчас перед вами выступят два профессора грамматических наук с серьёзнейшим докладом! Коротенько, минут на сорок!

 

– Вы знаете, коллега, многие нет-нет, да и вставляют в свою речь непонятные словечки местного происхождения. Другие – то ли желая похвастаться, то ли по привычке – щеголяют всевозможными словами, взятыми из языка различных специалистов.

– Соглашусь с вами, коллега! Возьмём, к примеру, язык охотников. У охотников заячий хвост называется «цветок». Сами охотники прекрасно понимают это слово; ни один из них не скажет, что заяц бежал, подняв вверх «правило», или «полено». «Правило» у них лисий хвост, «полено» – волчий.

– Но если нам с вами доведётся услышать выражение «по полю бежал заяц, подняв вверх пышный белый цветок», мы представим себе престранную картину.

Вот почему употребление в речи всяких непривычных, мало кому известных слов называется засорением языка.

– (Вместе) Говорите правильно!

 

– Спасибо, коллеги!

– Есть молодые люди, которые строят свою речь так, что понять её практически невозможно!

 

–   Здравствуй! Как дела?

– У! Дела воще моща!

– Что-что?

– Да классно, говорю, шо один фитиль такое сморозил: подкатывает к шкету, дай, говорит, мотик погонять, сел и попилил. Варежку разинул да как дерябнется – сам с фингалом, а мотик шмякнулся. Во ржачка была, клёво, да?

– А что, там лошадь была?

– Какая лошадь?

– Ну та, которая ржала.

– Да ничего ты не понял. Один фитиль…

– Без свечи?

– Ну, конечно же, без…

– А что это за фитиль такой?

–Да парень такой длинный подкатил к шкету…

– К какому шкету?

– Да шибздик такой, вот с таким шнобелем.

– С кем, с кем?

– Да не с кем, а с чем – нос у него такой. Сел и попилил.

– И что, распилил?

– Что распилил?

– Как что, мотик!

– Чем?

– Ну этим… шнобелем!

– Да нет! Шнобель был у шкета, а у филитя фингал. Ему бзик в голову ударил, он кочевряжился, варежку разинул, вот  и дерябнулся! Теперь-то ты понял?!

– Понял, что ты абсолютно не знаешь русского языка! Помнишь, как у Гоголя: «Чуден Днепр при тихой погоде, когда вольно и плавно мчит сквозь леса и горы полные воды свои. Не замелькнёт, не прогремит. Глядишь и не знаешь, идёт или не идёт вдаль его величавая красота… Редкая птица долетит до середины Днепра…»

А на твоём языке – «бзике» – это прозвучало бы так: «Классный Днепр при клёвой погоде, когда, кочевряжась и выпендриваясь, пилит от сквозь леса и горы. Не гикнется, не бормотнётся. Вылупишь зенки свои, откроешь варежку и не секёшь, пилит он или не пилит… Редкая птица со шнобелем дочешет до середины, а если доскачет – так гикнется, что копыта отбросит…»

 

– Чтобы правильно и красиво говорить, нужно много читать. Постарайтесь вспомнить, когда вы были последний раз в библиотеке?

 

– Библиотека – это хранилище умных книг, в которых заключена вековая мудрость человечества.

 

– Персидский учёный визирь Сахиб страстно любил книги. Он имел у себя большую библиотеку, насчитывающую 117 тысяч книг. Однако, будучи государственным деятелем и воином, он большую часть своей жизни провёл в седле. Вместе с собой в походы он брал библиотеку. На перевозке книг было занято 400 верблюдов. Этот караван представлял своего рода каталог. Верблюды всегда шли в строго определённом азбучном порядке, так что караванщики-«библиотекари» легко находили любую книгу, которая понадобилась визирю.

 

– У каждого из нас имеются дома книги. У многих на книжных полках почётное место занимают произведения Александра Сергеевича Пушкина, внёсшего огромный вклад в развитие русской литературы и культуры.

 

Сценка.

– Два чувства дивно близки нам. В них обретает сердце пищу...

– Александр Сергеевич Пушкин?

– Да. Вы кто?

– Здравствуйте, я из будущего. Портал будет открыт всего три минуты, так что сразу к делу! Вы солнце русской поэзии. Но после вас поэзия покатилась под откос. И теперь у нас вот.

(Звучит песня «Николай» певицы Натали)

– Ну, для девочки семи лет это нормальные стихи.

– Ей 32.

– А вот то, подо что она говорит слова, это?..

– А, это музыка!

– Да, проблема есть! Ну а от меня вы что хотите?

– Вы не могли бы задрать планку поэзии так высоко, чтобы до нас хоть что-то докатилось. Иначе вот. (Звучит песня «Chakaron makaron»).

– Боюсь тут планку нужно еще и подбрасывать.

– Согласен. А вот послушайте. (Звучит песня Натали «О, Боже, какой мужчина!») Вот как бы вы продолжили?

– Я хочу от тебя сына!

– Да ладно!

– И я хочу от тебя дочку! И точка...

– Согласен, гениальная песня! Это так, показал вам.  Но ужасно – это вот!  (Звучит нарезка «Чундра-чучундра», «Чумачечая весна», «Пырышки-пупырышки»).

– Извините, это тоже российские исполнители?

– Нет, это украинские. Это я к тому, что вы с Гоголем перетрите, пусть тоже там напряжётся!

– И что же получается, молодежь это слушает?

– Нет. Молодежь вот что слушает (Звучит дабстеп).

– Выключаю?

– Нет-нет. Мне даже навеяло: «В чешуе, как злат горя, тридцать три богатыря». И они такие (двигается под музыку).

– Александр Сергеевич, да что вы, времени мало!

– Так-так-так… Как бы продолжить...?

– «Все красавцы молодые, великаны удалые. Все равны, как на подбор, с ними дядька Черномор…»

– Черномор?

– Да!

– Ладно, так запишу, потом исправлю.

– Точно!

- Подождите, а если детям с ранних лет мое творчество преподавать, может проблема сама собой решится?

– Так дети в школе Евгения Онегина проходят. Что Евгений пишет Татьяне, ведет праздный образ жизни, но Татьяна выходит замуж за другого, и как вся жизнь идёт под откос.

– Это что такое?

– Краткое содержание.

– Подождите, там же вся суть внутри!!!

– А зачем? Это на тройку выше крыши! Александр Сергеевич, портал закрывается, так как мы решим проблему?

– Я буду писать ещё лучше!

– Ха! Черномор!

– Александр Сергеевич! Что? Стало ещё хуже?

– Нет, мы поняли, что проблема вовсе не в вас! А проблема в том, что вот они (музыка) вас не читают!

– Цените себя и свою культуру!

 

– Поддержим этот призыв! Будем читать хорошие книги, прислушиваться к живому человеческому слову и учиться правильно писать! А сейчас слово фанатам русского языка!

 

– Песня.

Штурмуют все школьники русский язык,

 И пусть он так сложен,могуч и велик

Полмира его изучает,

Сдаваться никто не желает!

Мы прочно все правила знаем,

Где точка, а где запятая.

 

Мы очень любим русский, о-е!

 Мы очень любим русский, да-да!

Мы очень любим русский, джу-ла!,

Мы очень любим русский, шуби-дуби!

Мы очень любим русский,

Мы учим-учим русский каждый день!

 

Сердце любому глаголом зажечь

 В своих сочиненьях готовы!

Мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово!

Мы вас красноречием можем сразить,

И можем свободно мы всем обьяснить:

 

Люблю литературу, о-е!

Люблю литературу, да-да!

Люблю литературу, джу-ла!,

Люблю литературу, шуби-дуби!

Люблю литературу и учу литературу каждый день!

 

– Спасибо за внимание! Цените и уважайте родной язык и родную литературу! 

Опубликовано


Комментарии (0)

Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.