12+  Свидетельство СМИ ЭЛ № ФС 77 - 70917
Лицензия на образовательную деятельность №0001058
Пользовательское соглашение     Контактная и правовая информация
 
Педагогическое сообщество
УРОК.РФУРОК
Материал опубликовала
Буриева Ольга Григорьевна176
Считаю, что туризмом мало заниматься, туризм нужно любить. Для меня на сегодняшний момент очень важно то, что я занимаюсь любимым делом, тем, что когда-то меня так сильно увлекло и стало частью моей жизни.
Россия, Тамбовская обл., Мичуринск
Материал размещён в группе «Моя малая Родина.»

Отечество – 2018

Управление народного оразования

Администрации г. Мичуринска

Муниципальное бюджетное общеобразовательное учреждение

дополнительного образования

«Центр краеведения и туризма»

 

Номинация «Культурное наследие»

«ЛЕОН ГУДЖИЕВ – НАШ СОВРЕМЕННИК»

Подготовил:

Шубин Дмитрий Алексеевич

Учащийся 9 класса,

МБОУ СОШ №19

Руководители:

Буриева Ольга Григорьевна

заведующая отделом МБОУ ДО ЦКиТ г. Мичуринск,

Буриева Валентина Петровна

педагог дополнительного образования МБОУ ДО ЦКиТ

 

Мичуринск – 2018

Оглавление

I. Введение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 3

II. Основная часть. Удивительный человек . . . . . . . . . . . . . 5

Леон Гурджиев – мастер – наш современник . . . . . . . . . 5

След на пару тысяч лет . . . . . . . . . . . . . . . . . . 7

Леон Тамбовский-Мичуринский . . . . . . . . . . . . . . . 8

III. Заключение . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 12

IV. Приложение. . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . . 13

V. Информационные ресурсы. . . . . . . . . . . . . . . . . . . 28

 


 

I Введение

“Нет человека более достойного

имени гения, более сложного,

противоречивого и во всём прекрасного,

да, да, во всём.

Прекрасного в каком-то особом смысле,

широком неуловимом словами; в нем

есть нечто, всегда возбуждавшее у

меня желание кричать всем и

каждому; смотрите, какой

удивительный человек живёт на

земле!”

А.М. Горький

 

 

На Руси мозаика появилась вместе с пришедшим из Византии христианством. Но смальту (цветное стекло) ­- основу византийской мозаики ­- приходилось импортировать из Константинополя. Это было дорого, и древнерусская мозаика не вышла за пределы Киева. Много позже развить отечественную мозаику попытался Ломоносов, разработав технологию изготовления смальты. Но после его смерти всё было вновь забыто. 
И только в 40-­е годы XIX века, когда возникла идея перевести в мозаику живописные иконы Исаакиевского собора, на учёбу в Рим отправили выпускников Императорской академии художеств. А из Рима пригласили технологов-стекловаров, которые наладили производство смальты в Санкт-­Петербурге. 
Кроме Исаакиевского собора, ещё одним монументальным объектом, полностью отделанным мозаиками из смальты, стал Храм Воскресения Христова (Спас на Крови) ­ там вообще нет ни одного живописного (нарисованного) произведения, только мозаика.

Однако мозаичные иконы и панно есть в Тамбове, Мичуринске и Мичуринском районе ­ на фасадах Боголюбского и Ильинского храмов, храма Амвросия Оптинского в селе Большая Липовица, церкви села Новое Хмелевое, часовне Николая Чудотворца в Замостье. Они не столь древние, как стены городских соборов, на которых выложены, но их красота и уникальность видна даже человеку непосвящённому. Мастер, их создавший, -­ наш современник, уроженец и в прошлом житель Душанбе, ныне живущий в наукограде - Леон Гурджиев.

В начале ХХ века Мичуринск украшали 14 церквей. Со временем в центральной части города их осталось лишь три. Возле двух — Боголюбского кафедрального собора и храма в честь пророка Божия Илии — всегда многолюдно. Внешнее убранство церквей украшают яркие иконы, выложенные мозаикой. Их автор, Леон Гурджиев, создал около 30 работ в технике мозаики. Сейчас они украшают часовни, храмы и монастыри. Всего же за свою долгую творческую жизнь он выложил около двухсот картин.

Объект исследования: Леон Иванович Гурджиев – мастер – наш современник.

Предмет исследования: творчество Леона Ивановича Гурджиева.

Проблема исследования: оценить значение, красоту и уникальность творчества мастера Л.И Гурджиева .

Цель исследования: познакомиться с работами мастера, методами выполнения мозаичных работ.

Задачи исследования:

- проанализировать материалы средств массовой информации о Л.И. Гурджиеве;

- создать фотовыставку работ мастера;

- организовать встречу с Л.И. Гурджиевым;

- провести экскурсии в городе Мичуринске и Мичуринском районе по церквям и храмам, украшенным мозаичными иконами Л.И. Гурджиева.

Методы исследования:

- работа со средствами массовой информации;

- встреча-беседа с мастером Л.И. Гурджиевым;

- изучение Интернет-ресурсов.

 

II. Основная часть. Удивительный человек

1. Леон Гурджиев – мастер – наш современник

В многонациональной стране, какой был Советский Союз, так тесно переплелись все национальности и народности, что до сих пор мало о ком можно с уверенностью сказать, чистокровный ли он украинец, таджик или бурят... Древняя армянская фамилия. «Гурдж» в переводе на русский – «грузин». Отец Леона был шестнадцатым ребенком в семье. Став взрослым, работал коммерсантом, потом ушел на войну, в конце попал в плен, освободившись, естественно, получил срок: десять лет отсидел в лагерях. Потом его реабилитировали. Мама русская, она с Кубани, окончила Екатеринодарский институт благородных девиц, была прекрасно образована, работала и преподавателем, служила сестрой милосердия. В семье было четверо – три брата и сестра. К сожалению, расти рядом с родителями ни кому не было суждено.

Началась война, отца забрали на фронт, неожиданно мама заболела: грипп с осложнениями - отказали ноги, она оказалась прикована к постели. Через каких-то своих знакомых сумела устроить Леона с братом-близнецом Вартаном в Душанбинский детский дом для одарённых детей. Тогда он назывался Сталинабадским (Душанбе с 1929 по 1961 годы назывался Сталинабад. Туда отбирали детей со всей республики, этот детдом просуществовал недолго - лет двенадцать. Человек 150 воспитанников стали людьми известными. Несмотря на непростое «казенное» детство у Леона Ивановича остались добрые и светлые воспоминания о нем. 30 лет дружил со спортом, в молодости был капитаном республиканской сборной Таджикистана по футболу. (Приложение 1)

Брат Вартан закончил Ташкентскую консерваторию, он лауреат двух всесоюзных конкурсов музыкантов-исполнителей. Сейчас живет в Германии, до сих пор дает частные уроки. 

Л.И. Гурджиев с отличием закончил Душанбинское художественное училище по специальностям «преподаватель черчения и рисования» и «художник-оформитель». Преподавать не пришлось, зато профессиональный стаж художника больше 60 лет, основное творческое направление с 1968 года – мозаика.

В СССР в 60-е годы на мозаику указали «сверху»: тогда любое строительство общественных сооружений, по мнению партийного руководства, должно было включать элементы монументализма. Мозаика, как нельзя лучше, вписалась в указ. И потом при всей своей явной монументальности она оказалась менее трудоемкой и затратной, нежели скульптура. Иногда с её помощью пытались подправить неудачные архитектурные проекты и маскировать ляпы в строительстве. Очень быстро спрос на картины из камня стал огромный, появилась даже мода на них. Л.И. Гурджиев оказался в числе тех, кто начинал осваивать эту технику. Стало получаться. Желающих работать в этом направлении было немного. Эта работа оплачивалась высоко: за квадратный метр готового полотна с многофигурной композицией платили 67 рублей. В день можно было сделать и четыре квадрата. Заказы были на пару лет вперед. Средний ежемесячный заработок составлял более 1000 рублей. Для СССР того времени это невероятные деньги. Но это каторжный труд - как правило, на высоте и под палящим солнцем при жаре 45 градусов в тени. Не каждый выдержит. Пробовали многие, но многие и бросали. Среди заказчиков была и партийная номенклатура, и творческая интеллигенция Средней Азии. Очень быстро фамилия Гурджиев стала хорошо известной и за пределами Душанбе. – Со смальтой сейчас очень сложно, — сетует художник. — В наши дни ни один завод в России и даже в бывшем Советском Союзе ее не выпускает. А было время, когда этот удивительный декоративный материал в качестве побочного продукта в неограниченном количестве выпускал завод керамической посуды в Златоусте. Выручают запасы. Запасы - это около тридцати ящиков солнечного минерала, которые Гурджиеву удалось вывезти в Россию из охваченного междоусобной войной Таджикистана. Каждый берет из дома в вынужденное изгнание самое ценное. Художник взял с собой ящики со смальтой, которые весили две с половиной тонны.

– Две с половиной тонны смальты мне, как ветерану Союза художников Таджикистана, безвозмездно выделил республиканский Художественный фонд, — вспоминает мастер. — Просил тонну, а дали две с половиной. Но сразу же возникла сложность: как перевезти груз через границу. Помог его величество случай. В то время министру внутренних дел Таджикистана Махмадназару Салихову, человеку очень влиятельному, потребовалось выложить мозаичные панно на его даче. Он видел мои работы и решил, что украшать его загородный дворец буду я. И когда я поехал в Душанбе за семьей, его помощники нашли меня и сказали: надо выполнить министерский заказ. А через несколько дней при встрече Салихов мне сам говорит: пока не закончишь – никуда не поедешь, из страны тебя никто не выпустит. Он не шутил. Так что отказать было нельзя. Это Восток, с его обычаями, менталитетом. Но зато через полтора месяца, когда всё сделал, он выделил мне вагон с охраной , чтобы я перевез в Россию свою семью, имущество и материалы для работы. - С тех пор там больше не приходилось бывать. Многие друзья разъехались. У нас там было три квартиры, всё продали, когда переезжали. Здесь теперь мой дом, здесь семья, у меня две маленькие дочки. Одной скоро 11 лет будет. Второй — восемь. Уже поздно возвращаться… (Приложение 2)

Диалог художника и власти почти всегда в России эмоциональный и непростой. И при монархии, и при социализме представители культуры и искусства говорили о посягательствах на свободу творчества. Даже Илье Глазунову приходилось идти на компромиссы. - Мне не пришлось быть в конфронтации с властью, чтобы сейчас рассуждать об этом. Как автор я был востребован. Заказов много, за все время был только два раза в отпуске. И мне некогда было выяснять отношения. В политику не лез, трудился от зари до зари.  – Основа смальты — кварц. А бутылки ведь также сделаны из кварца, — объясняет мастер. — Я потом эти бутылки бью и подгоняю до нужной мне формы. Из бутылочных осколков зеленых оттенков делаю листья, фрагменты кустов. Обязательно рядом с вогнутым кусочком кладу выпуклый. И вот при преломлении света, за счет фактуры материала, куст получается как живой. Это очень важно. И при разной погоде картина по-разному смотрится. При пасмурной — одно звучание, при солнечной — другое.

На некоторых работах кроме битого бутылочного стекла Леон Иванович применяет природные камни, кирпич. За годы творческой деятельности ему приходилось создавать мозаичные панно даже из каменного угля. Это лишь на первый взгляд уголь кажется иссиня-черным. Когда мастеру привезли две тонны антрацита, он по оттенкам рассортировал его на пятнадцать кучек — от белого до глубокого черного. В тот раз художнику-монументалисту доверили выполнить панно для павильона горно-рудной промышленности выставки достижений народного хозяйства Таджикистана.

В отличие от многих своих коллег, Леон Иванович всегда использует прямой мозаичный набор: кусочки солнечных камушков он наносит непосредственно на вертикальную поверхность стены, стоя либо на высоких и шатких лесах, либо паря между небом и землей на специально подвешенной люльке. Можно существенно облегчить эту крайне трудоемкую работу и выложить вначале мозаику на плитах, а затем перенести их на стену. Но мастер такой подход категорически не приемлет. – В моей работе, как ни в какой другой, прежде всего, необходима усидчивость, - считает Гурджиев. - Если поддался усталости - бросай, лучше не занимайся. Трудно, когда заставляют работать из-под палки. А когда ты занят своим любимым делом, когда знаешь, что оно тебе по душе, никогда не устанешь. Поэтому в жизни мне повезло.

2. След на пару тысяч лет

Во времена советского Союза Леон Иванович жил в Тюмени, Туркмении, Узбекистане и Ханты-Мансийске. Везде оставил он о себе память в виде пропитанных солнечным светом мозаичных панно. Особенно запомнилась мастеру работа в крытом рынке Душанбе, где из смальты им было выложено полотно размером 84х5 метров. Люди, входя в помещение, видели торговые ряды, изобиловавшие разнообразными спелыми овощами и фруктами, а, подняв глаза, созерцали практически ту же картину, но уже в исполинском виде.

В советские времена руководители промышленных предприятий и учреждений культуры наперебой зазывали художников-монументалистов, чтобы те украшали стены актовых залов, домов пионеров, гостиниц и дворцов культуры широкомасштабными сюжетными полотнами о счастливой жизни трудящихся.

(Приложение 3)

В советском Таджикистане в 70-80 годы прошлого столетия был бум на мозаики, художникам дали полную волю и те с удовольствием использовали всю фантазию: мозаичные панно украшали не только фасады административных зданий, но и жилых домов, детских садов и школ.

Мозаика на фасаде жилого дома в столице (район - поворот аэропорта) Авторы: Николай Ханин. Исполнитель: Леон Гурджиев. 1983 год. (Приложение 4)

Путешествуя по Таджикистану, можно встретить многочисленные мозаики, которые выполнены из смальты и обычных камней. Эти произведения искусства радуют глаз не первое десятилетие. 

Представитель редкого по нынешним временам художественного направления – мастер монументально-декоративной живописи в технике мозаики выложил своими мозолистыми руками полторы сотни картин из кусочков керамической плитки, камня, угля, природных материалов и своей любимой цветной смальты.

Ещё один дом в Курган-тюбе украшен мозаичным панно, где изображена женщина с ребенком. Автор этой работы - Николай Ханин, а исполнители - Леон Гурджиев и Александр Григоров. (Приложение 5)

В начале 80-х мозаика перешла из Душанбе в другие города Таджикистана. (Приложение 6).

Как бы ни складывались житейские обстоятельства, мудрый Мастер знает одно: труд спасает от дурных помыслов и уныния, а страдание закаляет душу. Ну а что касается будущего, то свой след на земле на ближайшие пару тысяч лет Леон Иванович Гурджиев оставить успел.

3. Леон Тамбовский-Мичуринский

В 90-е годы что был достаточно известным и востребованным, благодаря своей профессии, человеком. На Востоке отношение к художникам, врачам и священникам – особенное. В 1994 году прилетел в Москву - должна была состояться встреча с итальянцами. Л.И. Гурджиев занимался обработкой камня, собирался показать им свои работы и убедить их открыть в Таджикистане производство по камнеобработке. А в Мичуринске работал товарищ, делал иконостас в Боголюбском соборе. Встретились, увидел храм и был поражен его красотой. Познакомился с тогдашним архиепископом Тамбовским и Мичуринским Евгением, который тепло принял, а узнав специальность, попросил помочь в восстановлении церкви.

Когда сюда переезжал, обещали хорошие заказы. Но из всего обещанного получилось немного. Икона (а по проекту планировалось три) в нише восточного фасада Боголюбского собора, работа над ней продолжалась больше двух лет. В Ильинской церкви восемь работ художника. В храме села Новое Хмелевое тоже есть панно. Восемь работ в Тамбове. По мнению Леона Ивановича в Мичуринске можно и нужно использовать мозаику и в градостроительстве: для оформления фасадов зданий. Это бы украсило облик города, подчеркнуло его своеобразие. Его историческая часть в архитектурно-художественном плане удивительная. К сожалению, неповторимое наследие той, ушедшей в прошлое России, быстро исчезает. Например, замазывают и закрашивают фактурную старинную кладку зданий. А ведь она – уже сама произведение искусства! Меняют окна и двери в купеческих особняках на безликий пластик. Закрывают плакатами кованые решетки балконов. Любые такие перемены должны согласовываться с городскими архитекторами, контроль с их стороны должен быть строжайший. А тут такое впечатление, что каждый владелец здания сам себе архитектор. Если не изменить отношение, то через десяток лет здесь почти ничего от той истории не останется.

Приехав в середине девяностых в Мичуринск для выполнения важного заказа, переселенец вместе с семьёй вопреки ожиданиям оказался без жилья и без работы. Середина осени, унылая картина природы, мрак в душе, полная безысходность заставили его вспомнить постулат о добровольном страдании, как обязательном инструменте в работе над собой, высказанный философом XIX-XX века Г.И. Гурджиевым, представителем одного с Леоном Ивановичем славного рода.

Художник нашёл в себе силы возродиться заново, обратившись к храмовой росписи. Мозаичные образы Спасителя, Богородицы, Серафима Саровского, святителя Николая и других православных святых, украсившие десяток храмов Тамбовщины, помогли преодолеть тяготы, смягчили горечь невосполнимых утрат (в 1998 году один за другим умерли жена, сын и тесть Леона Ивановича). Мало того, он и своему ученику - мусульманину Сафару Ахмедову привил интерес к православным иконам. Тот, вернувшись в Душанбе после совместной работы с учителем в храме Новомучеников и исповедников российских на Полынковском кладбище города Тамбова, продолжил заниматься церковной мозаикой. Благое это ело, ведь подобных мастеров сегодня по пальцам пересчитать можно.

Одной из первых работ Гуджиева стала Часовня Св. Питирима при Храме Новомучеников Российских. Автор мозаики Л.И. Гурджиев. (Приложение 7)

Среди более двухсот ра­бот, которые за свою творческую жизнь выполнил Л.И. Гурджиев, нема­ло работ духовного содержания. Он вместе с бригадой, которую специ­ально выписывали из Таджикистана, выполнил мозаичное панно храма новомучеников российских на Полынковском кладбище областного центра, там же находится еще одна работа. Несмотря на особый харак­тер расположения храма, настрое­ние для работы над его украшением все равно должно было быть хоро­шим — как для любой работы. На­строение такое у Леона Ивановича было, и он до сих пор с теплом вспо­минает тогдашнего мэра Тамбова А. Ильина.

- Посмотрев эскизы, он спро­сил с некоторым удивлением: «И вы все это сделаете?» — «Да». — «И что вам для этого надо?» — «Хоро­шее настроение». Он не просто вы­слушал это пожелание, на самом деле важное, но и на деле помогал, когда возникали какие-то пробле­мы, в основном касавшиеся удобст­ва работы.

Удобство и относительный ком­форт — дело не последнее, когда речь идет о труде под открытым небом, который по своим услови­ям очень близок к тяжелому фи­зическому и нередко длится столь­ко, сколько продолжается световой день.

Накануне 100-летия прославления епископа Тамбовского получил заказ на изготовление мозаичной иконы святителя Питирима в правом нефе Ильинского храма. (Приложение 8)

6 декабря 2012 года в день празднования 200-летия со дня рождения преподобного Амвросия Оптинского, уроженца земли Тамбовской, родившегося в селе Большая Липовица Преосвященнейший ФЕОДОСИЙ епископ Тамбовский и Мичуринский совершил Великое освящение храма в Его честь и отслужил Божественную литургию.

«На карте области появилось новое паломническое место» — в своем обращении отметил Владыка. Сей прекрасный храм соединил нас с Оптинской обителью, и мы надеемся в последствии поможет многим обрести духовную благодать.

Леон Иванович днём и ночью тревожится о том, что время ведёт неумолимый счёт годам, а нерастраченная сила созидателя в новых российских реалиях не всегда находит себе применения.
Наладилась понемногу и личная жизнь мастера. Добрые русские люди пустили переселенца в маленький домик в Рабочем посёлке (позже его помог выкупить под мастерскую настоятель Ильинского храма протоиерей Павел Медведев). Леон Иванович встретил новую любовь по имени Софья, она родила мужу двух прелестных дочек Дашеньку и Машеньку.

Мозаикой в Мичуринске Леон Гурджиев начался заниматься с 1995 года. За это время он создал около 30 работ в технике мозаики. Сейчас они украшают часовни, храмы и монастыри. Всего же за свою долгую творческую жизнь он создал около двухсот мозаичных панно. Он работает с такими материалами, как смальта, кварц, природные камни, кирпич. Работы Леона Гурджиева можно увидеть в нескольких храмах Мичуринска. Мозаики украсили входные группы и фасады Боголюбского собора и Ильинского храма. Одной из последних работ стала Боголюбская икона Божией Матери площадью в 15 квадратных метров. Уже разработаны эскизы и на другие ниши в Боголюбском кафедральном соборе. (Приложение 9)

Поздняя осень - не самое радостное время, особенно в селе. Низкое серое небо, пронизывающий ветер и, как в стихах, «нивы сжаты, рощи голы, за окнами туман и сырость». Но как раз на этом унылом фоне особенно за­метно каждое красочное пятно. Новая церковь в селе Хмелевом Мичуринского района словно ос­вещает все вокруг ярким теплым светом. Небольшая, с ярко-крас­ными стенами, она похожа на уголек, который откатился от костра и светится вовсю, при­глашая подбросить еще хво­роста, чтобы запылал костер. Впечатление такое не в по­следнюю очередь создается за счет мозаики, которой ук­рашен храм.

Мозаику на храме в Хмелевом Леон Иванович Гурджиев делал год и три месяца — работа эта неспеш­ная, требующая внимания и точно­сти, потому что если в процессе ра­боты еще и можно что-то изменить, то потом ничего уже нельзя ни «за­писать», ни смыть. Впрочем, ответ­ственность художника перед зри­телем не может заключаться лишь в точности рисунка или выборе цве­тового решения, все гораздо слож­нее, особенно если речь идет о хра­ме, который должен являться по­добием, пусть отдаленным, Царст­ва Небесного. В таком случае мате­риал, как говорится, обязывает. И не случайно в самом начале наше­го разговора Леон Иванович рас­сказал, что когда он приступал к ра­боте над мозаиками, к нему пришел кто-то из местных жителей и принес икону из церкви, которая когда-то стояла в Хмелевом, почти на том же месте, что и новый храм.

Опыт последних лет убежда­ет: не только рукописи не горят, но и храмы не исчезают. Пережив по­ругание и разруху, они воскресают обновленными. Красота их, конеч­но же, рукотворная, но сотворена рукой мастера, талант которого на самом деле принадлежит не ему, а Богу. Это в полной мере относится к церкви в селе Хмелевом Мичурин­ского района и к мастеру, украсив­шему ее стены радостно сияющей мозаикой. Церковь действительно похожа на откатившийся от костра уголек, это ощущение внутренне­го жара и света во многом создает­ся за счет мозаик на стенах. Много ли топлива получит этот уголек? Это зависит уже от тех, кто придет в сте­ны храма.

Мозаика Л.И. Гурджиева Церковь в честь великомученика Димитрия Солунского возведена в селе Старо-Хмелевое  Мичуринского района Тамбовской области. ( Приложение 10). Основание освящено епископом Тамбовским и Мичуринским Феодосием 30 октября 2006 года. На церемонии освящения присутствовал Главнокомандующий внутренними войсками МВД РФ генерал армии Н.Е. Рогожкин, передавший в дар храму старинную икону.

Часовня Николая Чудотворца в Замостье, к ней тоже приложил свои золотые руки мастер Л.И. Гуджиев. (Приложение 11)

Каменная одноглавая часовня, представляет собой куб, перекрытый двумя полуцилиндрами, с притвором с запада. Построена у трассы Москва-Тамбов (поворот на г. Мичуринск) на средства жителей Мичуринска Г. Н. Сухарева, О. А. Четвертакова и др., освящена епископом Тамбовским и Мичуринским Феодосием в декабре 2005. Приписана к церкви Илии Пророка в Мичуринске.

Познавательная встреча художника-мозаичника Леона Гурджиева с воспитанниками воскресной школы при храме Илии Пророка прошла в Музее-усадьбе А.М. Герасимова, в одном из выставочных залов которого размещена экспозиция, посвящённая творчеству мастера. Леон Иванович в доступной форме поведал девчонкам и мальчишкам о тонкостях своей работы. Тематика его произведений прежде всего православная. Мозаики Гурджиева украсили около двадцати храмов Тамбовской области. А в нашем городе Боголюбский собор и Ильинский храм.
      «Мозаика придаёт храму не только красоту, но и солидность, - говорит мастер, - и эта солидность на века! Спустя столетия она всё так же будет сверкать при ясной погоде и радовать взгляд всех смотрящих». В сказанном Леон Иванович уверен на все сто. Ведь материал, из которого он создаёт свои чудесные панно, проверен временем. 

III. Заключение

Мозаичный декор сохранился во дворцах и храмах шумерских городов Месопотамии - одной из великих цивилизаций Древнего мира. Мозаика – на удивление прочная техника, если правильно выдерживать технологию. Я с 1968 года занимаюсь ей, сделал больше 200 работ, все они целы. У меня тоже есть свои секреты. Работаю в основном со смальтой. Из Душанбе в том «личном» вагоне я привез около трёх тонн. Потом еще докупал. Когда не хватает - беру бутылочки цветные, посуду колю на мелкие кусочки. Мозаика, сделанная на совесть будет служить вечно. И я рад, что мне удалось сделать для Мичуринска хотя бы несколько работ, которые удачно вписались в образ его старинных храмов. Мечтаю, пока есть силы, сделать больше. И еще - передать свои знания молодым художникам, тем, кому это интересно и кто мог бы применить эти знания на благо родного города или даже страны.

Мичуринцы о Л.И. Гурджиеве. (Приложение 12)

Опубликовано: Шавырин Владимир Иванович в СБ, 11/02/2013 - 16:47.

Я знал Леона с первых дней появления в Мичуринске. Скажу, что он по своей гуманной сути - это интеллигент и эрудит , как говорится, до мозга костей, украшение и гордость Мичуринска! Потрясло меня тогда его трудолюбие - весь световой день ежедневно он выкладывал на высоте мозаику на колокольне Ильинской церкви... Он сделал невозможное по моим понятиям - это я понял, когда ранним пасмурным утром приехал к матери - подсвеченная мозаика и сама церковь казалась лучезарной, успокаивающей и призывающей жить по христианским законам... А теперь вот и Боголюбская церковь украшается. Леон очень надежный в дружбе и в жизни человек, как говорили на фронте : " С ним можно идти в разведку!" Дай Бог ему здоровья и радости на каждый день!" С любовью, инженер -физик, ветеран Атомной отрасли, уроженец Мичуринска - Шавырин Владимир Иванович.

Приложение 1

Юные годы Л.И. Гуджиева в г. Душанбе

 

Приложение 2

 

Семья Л.И. Гуджиева

Приложение 3

Мозаичное панно на фасаде одного из корпусов Педагогического университета им. Садриддина Айни в Душанбе было сооружено в 1976 году. Его авторами были Николай Ханин и Леон Гурджиев.

Приложение 4

Мозаика на фасаде жилого дома в столице (район - поворот аэропорта) Авторы: Николай Ханин.

Приложение 5

Дом в Курган-тюбе украшен мозаичным панно, где изображена женщина с ребенком. Автор этой работы - Николай Ханин, а исполнители - Леон Гурджиев и Александр Григоров.

Приложение 6.

Это панно в одном из жилых домов в Кулябе было собрано в 1985 году. Авторы: Савзали Шарипов, Леон Гурджиев.

Приложение 7

Так было…

Крещение. Автор мозаики Л.И. Гурджиев

Приложение 8

Изготовление мозаичной иконы святителя Питирима в правом нефе Ильинского храма.

Приложение 9

Ильинская церковь — важнейшая архитектурная доминанта — главный ориентир Мичуринска.

Приложение 10

Мозаика Л.И. Гурджиева Церковь в честь великомученика Димитрия Солунского возведена в селе Старо-Хмелевое  Мичуринского района Тамбовской области.

Приложение 11

Часовня Николая Чудотворца в Замостье, к ней тоже приложил свои золотые руки мастер Л.И. Гуджиев.

Приложение 12

Мичуринцы о Л.И. Гуджиеве

V. Информационные ресурсы

1. Беседы с Л.И. Гурджиевым

2. Добрый мастер мозаики Т. Ненашева «Мичуринская правда» № 141

25.07.2007.

3. Не вернисаже мичуринских художников Д. Минюков-Николаев

«Мичуринская жизнь» №194 2009.

4. О чём говорят художники? «Мичуринская мысль» № 45 10.10.2009.

5. Мозаика Л.И. Гурджиева «Мичуринская правда» № 30, 31 15.02.2014.

6. Чудо из пуговицы «Тамбовский меридиан» № 35 28.08.2007.

7. Уголёк в степи «Тамбовская жизнь» 10.12.2008.

8. Интернет-ресурсы.

Опубликовано в группе «Моя малая Родина.»


Комментарии (2)

Порошина Ольга Анатольевна, 21.12.18 в 22:16 0 Ответить Пожаловаться
Спасибо за материал! Узнала много нового!
Чтобы написать комментарий необходимо авторизоваться.